Вспоминает отец Илия Кокин

«Самым утешительным было наблюдать, как Святейший молился». Патриарха Алексия II вспоминает отец Илия Кокин – в прошлом иподиакон Святейшего.

Ольга Кирьянова

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Фото: С. Власов

Диакон Илия Кокин – клирик храма-часовни в честь Казанской иконы Божией Матери при МВД, религиовед и культуролог, преподаватель курса «Основы религиозной культуры», автор учебного пособия «Жизнь и учение Господа Иисуса Христа», соразработчик других мультимедийных пособий.

Более пяти лет – в годы учебы в Московской духовной семинарии, а потом в академии – он нес служение иподиакона Святейшего Патриарха Алексия II. О том, чему научило его это послушание, об уроках Святейшего – беседа с ним.

 – Отец Илия, более пяти лет вы были иподиаконом Святейшего Патриарха Алексия II. Как вы им стали? Как вообще проходил отбор в патриаршие иподиаконы?

– Я учился в Московской духовной семинарии, и вот, в самом начале третьего класса, когда семинаристу кажется, что он уже во всех подробностях знает, как сложится его дальнейшая судьба, жизнь кардинально изменилась. Мне дали новое ответственное послушание – быть иподиаконом у Святейшего Патриарха Алексия II. В тот год иподиаконский состав покинуло сразу несколько ребят, и руководству семинарии было поручено найти им замену.

Каковы были критерии? Могу лишь предположить. Человек должен неплохо учиться – это имеет практическое значение. Во-первых, иподиакону приходится часто пропускать учебу – фактически мы становились заочниками, и нужно было как-то умудряться наверстывать пропущенное. Во-вторых, и это, наверное, самое, важное: иподиакон не должен «тормозить» на Патриаршей службе, особенно на Пасху и Рождество, когда богослужение транслируется на всю страну. Еще один важный навык: нужно уметь петь, потому что в некоторые моменты на Патриаршей службе песнопения должно петь духовенство. Бывали даже случаи, когда иподиаконы вместо хора пели всю службу.

Подробнее: Вспоминает отец Илия Кокин

Владимир Вигилянский: Алексий II обладал властью истины

Протоиерей Владимир Вигилянский рассказал в интервью РИА Новости о необычном личном знакомстве с патриархом, о его дворянских корнях и понятии чести, о его монархических взглядах и природе власти, о планах Березовского и общении Алексия со старцами.

Настоятель храма мученицы Татианы при МГУ, публицист, создавший пресс-службу патриархии, протоиерей Владимир Вигилянский работал с патриархом Алексием Вторым с начала 2000-х годов до кончины предстоятеля 5 декабря 2008 года. В беседе с журналисткой РИА Новости Ольгой Липич он рассказал о необычном личном знакомстве с патриархом, о его дворянских корнях и понятии чести, о его монархических взглядах и природе власти, о планах Березовского и общении Алексия со старцами, о его "благоговении перед святыней", умении прощать и "уповать на волю Божию".

— Отец Владимир, несмотря на то, что Алексий Второй был избран патриархом в СССР, он был каким-то несоветским (в хорошем смысле этого слова). С совершенно особой манерой поведения, реагирования, речи. Если это — благородство, впитанное с детства в эмиграции, в Эстонии, то почему, на ваш взгляд, оно не выветрилось за десятилетия жизни в СССР, в соприкосновении с властью?

— Люди со стержнем, внутренним. Стержень при тоталитарных режимах, безусловно, ломали. Но дворянский стержень — его можно было сломать, только взяв жизнь у этого человека.

У Андрея Битова есть рассуждение в "Пушкинском доме" о разнице между интеллигенцией и дворянством: там вспоминается разговор его героев о том, как в лагерях ломалась интеллигенция и не ломалась аристократия. Другой замес теста, другой состав. И это связано, конечно, с духовной основой. У интеллигенции эта основа рыхлая, шаткая. А у дворян — они были верующие, люди традиционных ценностей, с надежным фундаментом. Тут и понятие чести, которое было очень близко к понятию совести. Противоречия между честью и совестью у дворян практически не было. А у других людей, людей с другой духовной сущностью — нерелигиозной — понятия чести и совести иногда вступали в противоречие, и человек был раздвоен, растроен и так далее.

Дворяне — это совсем другие люди, и мы это всегда как-то видим, видим породу. Дело не в лице и даже не в манерах… Часто это, конечно, в слове выражалось, во взгляде, в реакциях. И русская аристократия, как бы ее ни уничтожала советская власть, но все-таки кто-то уцелел, в основном в эмиграции.

Подробнее: Владимир Вигилянский: Алексий II обладал властью истины

Вспоминает Сергей Кравец

5 лет назад не стало Святейшего Патриарха Алексия II. Своими воспоминаниями о почившем Первосвятителе делится руководитель Церковно-научного центра «Православная Энциклопедия» С.Л. Кравец.

— Сергей Леонидович, многие годы Вы работали под непосредственным руководством Патриарха Алексия II, которого, наверное, без преувеличения можно назвать основателем «Православной Энциклопедии». Когда Вы лично познакомились с Патриархом, при каких обстоятельствах это произошло?

— Это был 1992 год, именно тогда, у нас в издательском коллективе (а мы в то время были маленьким научным издательством Спасо-Преображенского Валаамского монастыря») родилась идея издать фундаментальный труд митрополита Макария (Булгакова) «История Русской Православной Церкви». Но мы хотели не просто переиздать эту работу, а издать ее с современными комментариями, с продолжением труда митрополита Макария, оборванного на середине XVII века,— вплоть до наших дней. То есть мы хотели положить в основу всей дальнейшей нашей церковно-исторической науки некий фундаментальный труд.

Собственно, начало 90-х годов — это было время, когда в церковно-историческую науку пришло, как очень много талантливых людей, так и очень много графоманов, которые считали, что здесь «непаханное поле», что история Церкви это такая «terra incognita», где можно фантазировать всё что угодно. При этом в нашей стране к этому времени существовала очень зрелая академическая историческая наука. Собственно, мы с самого начала думали, что на проект переиздания «Истории Русской Церкви» митрополита Макария мы пригласим ведущих академических учёных. Но было очевидно, что осуществить такое издание силами одного маленького издательства просто невозможно. Нужен был статус общецерковного проекта, и нужна была финансовая поддержка со стороны каких-нибудь светских структур.

Подробнее: Вспоминает Сергей Кравец

В нем сосредоточились чувства ответственности и болезнования о Церкви

В пятую годовщину кончины Святейшего Патриарха Алексия II архиепископ Истринский Арсений, первый викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси по городу Москве, ответил на вопросы портала «Приходы».

— Владыка, Вы трудились вместе с Патриархом Алексием II более 30 лет. Расскажите, пожалуйста, каким он был.

— Прежде чем ответить на Ваши вопросы, связанные с личностью Святейшего Патриарха Алексия II и его деятельностью, должен извиниться перед читателями, если в моем повествовании будут некоторые неточности, так как память человека не всегда сохраняет детали событий и их участников.

Думаю, мне затруднительно будет объективно представить многогранный и незабвенный образ покойного Святейшего Владыки. Я всего лишь один из той немногочисленной среды священнослужителей и работников Патриархии, которые трудились под его руководством, хотя по всей Церкви множество моих собратий по священнослужению, пастырскому душепопечению и граждан по христианскому пониманию жизни совершили подвиг духовного возрождения нашего земного Отечества — Святой Руси, отвечая на призывы Святейшего Отца. Каждый из нас по-своему представлял и представляет Святейшего Патриарха, и как художник многими мазками создает портрет человека, так и жизнеописатель со свойственным ему пониманием личности покойного представит нашему вниманию то, что он помнит и созерцает. Таким образом, только из суммы свидетельств разных людей можно составить более или менее объективный портрет личности — и то по прошествии определенного времени.

Мне довелось быть иподиаконом и диаконом в бытность Святейшего Патриарха Алексия митрополитом Таллинским и Эстонским, пресвитером и епископом в бытность его митрополитом Ленинградским и Новгородским, и в течение 18 лет — одним из московских викариев в годы его Патриаршества, исполнителем поручений, ответственным за собеседование с посетителями Патриархии, священнослужителем на приходах города, спутником в ходе официальных визитов в братские Поместные Церкви и архипастырских — в епархиальные центры. Для меня это было очень дорого и вызывало чувство благоговения и глубокого уважения к нему. Исполнение различных послушаний и совершение богослужений являлось повседневным в жизни, и этим я дорожил, так как работа под руководством Святейшего Патриарха открывала не праздную жизнь, а заботу по решению различных вопросов жизнедеятельности православных приходов и монастырей города.

Подробнее: В нем сосредоточились чувства ответственности и болезнования о Церкви

Воспоминания Митрополита Кирилла

"Известия", 23 января 2009 г.

Местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл: "Было сделано самое важное - Церковь вышла за свою ограду" (фото: Борис Клин)

25 января в Москве откроется Архиерейский собор, который должен выдвинуть трех кандидатов в патриархи. В преддверии этого события владыка Кирилл, отвечая на вопросы "Известий", вспоминает о важнейших деяниях почившего Первосвятителя, размышляет о его духовном завещании России и рассказывает о том, как пройдут выборы нового Предстоятеля.

вопрос: За время патриаршего служения Алексия II число храмов выросло в два раза, а монастырей - на два порядка. В одной только Москве количество храмов увеличилось в 18 раз (было 40, а сейчас - 725). В столице был один монастырь, сейчас - 8 и 16 монастырских подворий. Если в 1987 году во всей Церкви, то есть в России, Белоруссии и так далее, было зарегистрировано 6800 приходов, то сегодня их более 29 тысяч. Тогда по стране насчитывалось 19 монастырей, сейчас их более 800. Это важное материальное свидетельство усилий Предстоятеля. А каково, по вашему мнению, его духовное наследие?

ответ: Благодаря многим трудам и заботам Святейшего патриарха Алексия наша Церковь совершенно изменилась за годы его первосвятительского служения. Она окрепла, возросла, активно включилась в общественную жизнь. Были не только построены или восстановлены дома Божии. На мой взгляд, было сделано самое важное - Церковь вышла за свою ограду. Она начала просветительскую миссию, занялась катехизацией, образованием, социальным служением и благотворительностью, издательской и информационной деятельностью, духовным окормлением воинства, сотрудников правоохранительных органов, заключенных.

Святейший патриарх призывал людей к миру и единству.

Подробнее: Воспоминания Митрополита Кирилла

Любовь к служению

Сегодня исполняется 40 дней со дня кончины Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

О нем вспоминает член Священного Cинода митрополит Калужский и Боровский Климент.

Российская газета: Ваше Высокопреосвященство, сегодня 40 дней со дня кончины Святейшего Патриарха Алексия. Это первый Патриарх в ХХ и ХХI веке, уход которого - не только внутрицерковное событие.

Митрополит Калужский и Боровский Климент: Святейший Патриарх Алексий и для народа, и для духовенства был любящим отцом. Его уход из жизни является трагедией для всех его чад. Согласно церковной традиции сорок дней во всех храмах Русской православной церкви в разных уголках мира возносятся особые молитвы об упокоении Святейшего Патриарха Алексия. Но Вы совершенно правильно отметили, что уход Патриарха стал потерей не только для Церкви, но и для общества в целом. И это, несомненно, повод задуматься над тем, какое значение для общества имела церковь в последние годы и над тем, какая на Церкви лежит ответственность.

Подробнее: Любовь к служению

Отец Патриарха Алексия вызволил меня из фашистской неволи...

Протоиерей Василий Ермаков, настоятель храма преподобного Серафима Саровского в Петербурге. "Журнал Московской Патриархии" 10-2001.

1-й ряд: Игорь Ранне, Алексей Ридигер, Борис Воскресенский, Анатолий Малинин. 2-й ряд: Василий Ермаков, Евгений Ефимов, Симеон Кружков, Борис Кирьянов.

Бог так судил, что моя жизнь с молодых лет оказалась связанной с жизнью Его Святейшества Святейшего Патриарха Алексия II. Я прекрасно знал его семью: батюшку Михаила Александровича, матушку Елену Иосифовну, и, разумеется, самого Алешу. Думаю, не пережил бы я страшных военных лет, если бы Господь не послал мне встречу с удивительной семьей будущего Патриарха. Михаил Александрович вызволил меня из фашистской неволи: еще немного - и я бы непременно погиб...

       Не люблю рассказывать о себе, но раз это касается не только меня, исполню это послушание. Родился я в городе Болхове, в Орловской области. Детская память хранит заколоченные храмы без крестов - так было у нас в центре России в тридцатые годы. Наша семья была верующей, благочестивой. Меня воспитывали в православной вере, но, конечно, с оглядкой на богоборческую власть... Иногда я забирался в заколоченную, разбитую церковь, разглядывал лики святых, оставшиеся на стенах, и мне казалось, что они смотрят на меня с укоризной. Потом я задавал отцу непростые вопросы. Он отвечал: "Время придет, и Бог все расставит по своим местам".
       Все это продолжалось до 1941 года, когда началась война. В октябре в наш город вошли фашисты и начали устанавливать свои порядки. Вскоре среди оставшихся жителей прошел слух о том, что немцы собираются открыть в нашем городе церковь. И действительно, через неделю был открыт храм во имя святителя Алексия, митрополита Московского. Нашелся и священник. Им стал отец Василий Веревкин, который жил рядом с нашим домом. Восемь лет он отбыл в лагерях - в Архангельской области, на лесоповале, однако перед войной его отпустили и он вернулся домой. Высокообразованный священник-интеллигент, он долго не мог получить хоть какую-то работу, и чтобы не умереть с голоду - у него ведь была семья! - устроился наконец корчевать садовые деревья, померзшие в лютую зиму 1940-1941 годов... Я дружил с его сыном, которого ровесники дразнили "поповским сыночком".

Подробнее: Отец Патриарха Алексия вызволил меня из фашистской неволи...

Тайна Патриарха

Протодиакон Александр Агейкин. Фото: Юлия Маковейчук

5 декабря 2011 года. Три года назад преставился ко Господу Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Многие его помнят не только как «Великого Господина», но и как отца. Своими воспоминаниями о почившем Предстоятеле поделился протодиакон храма Христа Спасителя Александр Агейкин.

Корабль после бури

Сразу хочу оговорить, что ни в коей мере нельзя сравнивать покойного Патриарха и нынешнего. Нет у Господа двух одинаковых людей, не может быть двух одинаковых святителей у Церкви — у каждого свое служение.

Церковь часто сравнивают с кораблем, идущим по житейскому морю, и каждый кормчий — предстоятель — ведет этот корабль по-своему: одному предстоит идти по бушующему морю, другому — по участку, полному рифов и скрытых опасностей, третьему — по открытому океану.

Эпохи Святейшего Патриарха Алексия и Святейшего Патриарха Кирилла — это совсем разные промежутки пути, поэтому сравнивать их просто даже неэтично.

Вечная память Святейшему Патриарху Алексию! Ему пришлось вести церковный корабль после бури, страшного шторма, весь израненный, с изорванными парусами, сломанными реями и мачтами… И благодаря бережным трудам и отношению своего кормчего корабль церковный уже на плаву становился все прекраснее.

Подробнее: Тайна Патриарха

Восемь тысяч шагов

"Известия". 8 декабря 2008 г. Марина Завада, Юрий Куликов.

Патриарх Алексий II с обозревателями "Известий" Мариной Завадой и Юрием Куликовым (фото: Роман Мухаметжанов)

Алексий II умер в одном из самых своих любимых мест - загородной резиденции в Переделкине, про которую как-то с нежностью заметил: "в полной мере ощущаю ее своим домом". Тогда, несколько лет назад, мы впервые брали интервью у Святейшего в его официальной резиденции в Чистом переулке и были почти изумлены, когда по истечении отведенного часа Патриарх по огорчению на наших лицах догадался: не успели задать все вопросы - и неожиданно предложил: "Хотите - договорим в Переделкине. Только время уточним позже. Запишите мой домашний телефон..."

Алексий II умер в одном из самых своих любимых мест - загородной резиденции в Переделкине, про которую как-то с нежностью заметил: "в полной мере ощущаю ее своим домом".

Тогда, несколько лет назад, мы впервые брали интервью у Святейшего в его официальной резиденции в Чистом переулке и были почти изумлены, когда по истечении отведенного часа Патриарх по огорчению на наших лицах догадался: не успели задать все вопросы - и неожиданно предложил: "Хотите - договорим в Переделкине. Только время уточним позже. Запишите мой домашний телефон..."

Сотовым, объяснил, пользуется лишь за границей: "В России у меня нет в кармане мобильного. Надо чувствовать себя хоть отчасти свободным. Вот вы раньше уезжали из редакции - и попробуй найди вас в любую минуту. А сейчас все, кто при сотовом, словно на короткой привязи. Мобильный телефон лишает человека важного ощущения, что он в какой-то мере принадлежит сам себе. Да и лишняя суетность Патриарху ни к чему. Так что никого не смутит неорганичное зрелище: Его Святейшество, говорящий по сотовому". И засмеялся.

Подробнее: Восемь тысяч шагов

Я все-таки поеду, потому что это необходимо для единства Церкви

Митрополит Ювеналий.

На проповеди, сказанной после одной из панихид по Патриарху, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий рассказал об одном эпизоде жизни Святейшего, показывающего, что для Патриарха единство Церковное было одним из самых важных в его жизни.

"Этот год Патриарх посвятил воспоминанию и празднованию 1020-летия Крещения Руси. Он начал отмечать этот год в Успенском соборе Московского Кремля. И там он говорил на всю Россию о необходимости единства. А потом ему предстояло направить свои стопы на Украину в Киев. И я думаю, что не раскрою большого секрета, если расскажу, потому что об этом многие знают, что перед тем, как собраться в Киев, Святейший Патриарх пригласил к себе архипастырей, своих ближайших помощников, находившихся в Москве, в том числе и членов Священного Синода и сказал им, что его лечащие врачи не рекомендуют совершать такую поездку по состоянию здоровья. Это может привести к печальному исходу.

После углубленной беседы Святейший Патриарх в заключение этой встречи сказал: «Я все-таки поеду, потому что это необходимо для единства Церкви».

Сопровождая Святейшего в Киев, я видел, что он, находясь там, укрепил единство нашей Церкви. А потом предстояло поехать в Белоруссию в Минск, тоже для празднования 1020-летия Крещения Руси. И он уже никого не спрашивал. Мы видели, что напрягая все свои силы, Святейший Патриарх выполнил свой долг и перед Белоруссией, и там укрепил единство Церкви.

Сегодня в отдание праздника Введения во Храм Пресвятой Богородицы хочется особо сказать, что Святейший накануне своей кончины помолился в Московском Кремле, совершив в Успенском соборе Божественную Литургию. А потом направился в Донской монастырь и совершил молебен перед мощами своего святого предшественника Святейшего Патриарха Тихона.

Вот этот последний путь 2008 года является для нас, не только тех, которые обстоят сегодня гроб своего предстоятеля, для всей Русской Православной Церкви, священным завещанием хранить единство Церкви, хранить, укреплять единомыслие народов великой России, чтобы выполнить и молитву первосвященническую Спасителя и выполнить волю и завет почившего предстоятеля Святейшего Патриарха Алексия, которому Господь да сотворит вечную память и вселит в свои небесные обители. Аминь."

http://www.pravmir.ru/ya-vse-taki-poedu-potomu-chto-eto-neobxodimo-dlya-edinstva-cerkvi/

Светлана Медведева: "Его духовный подвиг"

Письмо супруги президента о роли в жизни страны Патриарха Алексия II.

Пасхальное богослужение в храме Христа Спасителя 27 апреля 2008 года. Патриарх поздравил чету Медведевых с главным православным праздником (фото: Екатерина Штукина, "Известия")

Смерть Святейшего патриарха Алексия II стала огромным потрясением и утратой для России, для всех православных людей. Болью она отозвалась и в моем сердце.

С малых лет жизненный путь Святейшего был воплощением христианских заповедей - добра, милосердия, справедливости. Он нес свет христианской любви к людям и к нашей России. Святейший поражал не только своей мудростью, но и необыкновенным достоинством, с которым нес свой крест. Патриарх Алексий II был таким исключительным человеком.

Не счесть добрых дел, которые совершил Святейший. С его благословения стали возрождаться храмы и монастыри. Многие дети пошли в воскресные школы, а сироты обрели дом в православных приютах. Именно в годы его патриаршества были обретены многие православные святыни и реликвии. С именем Патриарха Алексия II навсегда будет связано воссоединение Русской православной церкви, которое положило конец многолетнему трагическому расколу между православными русскими людьми. Мы все преклоняемся перед его жертвенностью и духовным подвигом.

С помощью Святейшего в России родился новый праздник - День семьи, любви и верности в память православных святых Петра и Февронии. Он поддерживал каждого, кто обращался к нему за советом или помощью. Эта духовная поддержка помогла очень многим людям обрести веру, укрепиться в ней.

Лично для меня встречи и беседы со Святейшим патриархом стали незабываемыми уроками жизни, нравственными заповедями. Я всегда буду помнить его слова о том, что надо стараться поддерживать друг друга и творить добрые дела. И как бы ни было трудно, надо сохранять в душе лучшие чувства.

Во имя помощи и спасения людей Святейший избрал путь пастырского служения. Отзывчивый, всепонимающий, сильный духом и верой - таким он останется в наших сердцах. Вечная ему память.

http://www.izvestia.ru/news/343697

Осиротевшие

Редакция портала "Православие и мир". 6 декабря 2008 г.

Осиротевшие – так мы все почувствовали себя, услышав о кончине Святейшего Патриарха. Именно это слово сейчас почти в каждом разговоре, в каждом блоге, на каждом форуме. Поначалу не верили — так много уже было «ложных» тревог – и надеялись, что несмотря на то, что все мы смертны, и что Святейшему уже 80, это произойдет когда-то потом, нескоро.

Патриарх ушел вслед за митрополитом Лавром, ушел, собрав из советских руин Церковь, восстановив ее единство после одно из тяжелейших расколов и по-настоящему возродив ее. За 20   — срок такой мгновенный для истории —   из полузапрещенной и полуподпольной Православная Церковь по-настоящему стала торжествующей. И хотя мы обычно больше говорим о предстоящей работе, и о сложностях, сегодня миллионы людей пришли или уже начали свой путь к Богу, посещая новооткрытые храмы, водя детей в воскресные школы, читая православные книги. Голос Церкви в обществе стал весом и значим.

В Церкви нет незначительных дат и дней без особого смысла. Но как удивительно то, что последняя служба Святейшего была в последний двунадесятый праздник года 2008, на Введение во храм Пресвятой Богородицы, после которой он отправился поклониться мощам первого после долгого перерыва Патриарха Всероссийского Тихона, в день 91-й годовщины его интронизации. И словно получил от него благословение на завершение пути.

И еще ровно 77 лет назад был взорван Кафедральный Собор Русской Православной Церкви – Храм Христа Спасителя, восстановленный Святейшим Патриархом Алексием.

У каждого из нас своя память о Святейшем, свои теплые о нем слова. Кто-то бережно хранит в памяти личную встречу, кто-то – как сподобился причаститься у Патриарха, кто-то помнит простые и глубокие слова Святейшего, а кто-то вспоминает свое удивление от того, как интенсивно Святейший жил, служа почти ежедневно (а ведь Патриаршая служба – всегда многочасовая и трудная даже для молодых), а в остающееся время постоянно посещал приюты, детские дома, конференции, храмы, епархии.

Подробнее: Осиротевшие

Митрополит Климент: "Патриаршество - это ядро, объединяющее всю Церковь"

"Известия", 16 декабря 2008 г.

Об интервью с Управляющим делами Московской Патриархии митрополитом Калужским и Боровским Климентом мы договаривались заранее, хотели поговорить о кризисе. Но пришла горькая весть... Во вторник владыка делится воспоминаниями о почившем Предстоятеле. Прежде чем начать беседу с нашим обозревателем Борисом Клином, владыка вскрыл только что полученный конверт. В нем оказалась открытка, написанная Алексием II в Мюнхене, за несколько дней до смерти.

Митрополит Климент и Святейший Патриарх Алексий II (фото: ИТАР-ТАСС)

Доброй традицией "Известий" стала публикация в газете интервью с иерархами Церкви. За последние годы дважды выходили обстоятельные беседы с Патриархом Алексием II. Неоднократно собеседником газеты становился митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. В октябре он рассказывал об открытии храма на Кубе.

Об интервью с Управляющим делами Московской Патриархии митрополитом Калужским и Боровским Климентом мы договаривались заранее, хотели поговорить о кризисе. Но пришла горькая весть... Во вторник владыка делится воспоминаниями о почившем Предстоятеле. Прежде чем начать беседу с нашим обозревателем Борисом Клином, владыка вскрыл только что полученный конверт. В нем оказалась открытка, написанная Алексием II в Мюнхене, за несколько дней до смерти.

"Я относился к нему, как к отцу"

вопрос: Ваше Высокопреосвященство, как Вы познакомились со Святейшим Патриархом? Каким было первое впечатление?

ответ: О Святейшем Патриархе я много слышал еще школьником. В храм в поселке Удельная под Москвой, где мы жили, как-то приехали монахини из Пюхтицкого монастыря, которые несли послушание у Святейшего в бытность его Управляющим делами Московской патриархии. После службы матушки пришли к нам домой и во время обеда много рассказывали о его служении в Эстонии, о том, как он отстаивал Пюхтицкий монастырь, который власти хотели закрыть во время хрущевских гонений, и о его заботе о монашестве.

Подробнее: Митрополит Климент: "Патриаршество - это ядро, объединяющее всю Церковь"

Отслужил

"Известия". 8 декабря 2008 г. Борис Клин.

Покойный Патриарх постоянно напоминал: вера без добрых дел мертва (фото: Виктор Корнюшин)

Патриаршество Алексия II, скончавшегося в минувшую пятницу в своей резиденции в Переделкине, было абсолютно уникальным в истории России. Церковь впервые оказалась предоставлена сама себе. Не было православного царя, отношения с которым можно было выстраивать, опираясь на опыт предшественников или на византийское наследие. Не было государственного диктата и ведомства, управлявшего Церковью, - Синода или ЦК КПСC.

Патриаршество Алексия II, скончавшегося в минувшую пятницу в своей резиденции в Переделкине, было абсолютно уникальным в истории России. Церковь впервые оказалась предоставлена самой себе. Не было православного царя, отношения с которым нужно было налаживать, опираясь на опыт предшественников или на византийское наследие. Не было государственного диктата и ведомства, управлявшего Церковью, - Синода или ЦК КПСС. Не было свирепых гонений. Алексию II пришлось с чистого листа выстраивать отношения с властями, обществом, средствами массовой информации. Да и сама Церковь в 1990 году была другой. Во всяком случае, воспринималась иначе: собранием пусть уже не изгоев, но, по крайней мере, странноватых чудаков. Теперь это невозможно представить.

- Ни один Патриарх не освятил столько храмов, не поставил столько священников! - говорит глава Синодального отдела по взаимодействию с армией и правоохранительными органами протоиерей Димитрий Смирнов. - Число храмов выросло в два раза, а монастырей - на два порядка.

В одной только Москве количество церквей увеличилось в 18 раз (было 40, а сейчас 725). В столице был один монастырь, сейчас - 8 и 16 монастырских подворий. Если в 1987 году во всей России зарегистрировано 6800 приходов, то сегодня их 27 300. Тогда по стране насчитывалось 19 монастырей, сейчас их - 716.

Подробнее: Отслужил

Протоиерей Валериан Кречетов: "Ответственный за целую Церковь"

Вспоминает старший духовник Московской епархии протоиерей Валериан Кречетов, настоятель храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Акулове.

Печаль постигла нашу Церковь. Наш Первоиерарх, Светильник Земли Русской перешел в иной мир. Но это неизбежный путь всех людей. Никто не составляет исключения: ни Патриархи, ни архиереи, ни цари, ни нищие – все идут этим путем. Самое важное — так прожить эту жизнь, чтобы наследовать жизнь вечную.

Как сегодня читалось в Евангелии: «Тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Лк.10,20). То есть не радуйтесь тому, что на время дано вам. Это могут быть и дары власти, творчества в области науки, искусства. Человеку может быть дарована даже власть в духовном мире, когда даже духи ему повинуются, но Господь призывает нас радоваться не этому, а «тому, что имена ваши написаны суть на небесех». Это самое главное.

Ведь часто, чем выше земной пост человека и его положение, тем больше люди тянутся и даже рвутся к власти. Но мало кто задумывается над тем, что это еще большая ответственность. У нас часто подчиненные считают, что им дается меньше свободы. Да, но на них и ответственности меньше. Так же, как в семье: кто старше, тому — почет. Глава всему – отец, и это правильно, ведь на нём вся ответственность. А это очень тяжело.

Ответственность на священнике лежит очень большая, потому что ему вверено множество душ. Ответственность архиерея – это ответственность за целую епархию, а ответственность Патриарха – за целую Церковь. Это такая ответственность, которую и представить-то себе невозможно. Потому что Церковь занимается душепопечительством, т.е. она спасает души – это самое главное и самое важное. Если где-то в государстве произошли какие-то нестроения, погиб военачальник или солдаты, это печально, но всё проходит и, по истечении времени, забывается. А тут речь идет о жизни вечной. Как верно управить церковный корабль? Представить сложно. Чтобы управлять таким кораблем, нужна особая богодарованная мудрость, иначе не справишься.

Подробнее: Протоиерей Валериан Кречетов: "Ответственный за целую Церковь"

Последний русский европеец Алексий Второй

Андрей Золотов, главный редактор RussiaProfile.

Конечно, мы понимали, что он не вечен и с тревогой думали в последние годы о том дне, когда он уйдет от нас… Но когда этот день настал и, не дожив нескольких месяцев до своего 80-летия, патриарх Алексий скончался, в это оказалось почти невозможно поверить. Ведь он был с нами все эти 18 лет, когда Россия была на крутом повороте, а Русская Православная Церковь возвращалась среди нас из небытия.

Еще четыре дня назад, завершая очередной курс лечения в Германии, патриарх Алексий впервые совершил литургию в мюнхенском соборе Русской Зарубежной Церкви, запечатлев лично то единство, которое было достигнуто полтора года назад — до того глава Русской Церкви в храмах РПЦЗ не служил. Еще вчера, на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, он служил в Кремле, в Успенском соборе. А вечером накануне смерти он молился у мощей своего великого предшественника святителя Тихона.

Разве можно было даже помыслить что-то подобное, когда почти опальный митрополит, лишь несколькими годами раньше сосланный с поста Управляющего делами Московской Патриархии в Ленинград за то, что осмелился писать в ЦК КПСС с пресложением более широкого участия Церкви в жизни общества, был избран 7 июня 1990 года предстоятелем Русской Церкви?

Подробнее: Последний русский европеец Алексий Второй

Наш Патриарх

Татьяна Львовна Любимова.

Я помню прощание с Патриархом Пименом: прохладный полумрак Елоховского собора, цепочка верующих, монотонное чтение Евангелия, восковые руки почившего Патриарха. Особая, сосредоточенная тишина, которая бывает в минуты молитвенного ожидания…

Помню всеобщую радость, когда узнали, кто избран в Лавре новым Патриархом. «Аксиос!» было единодушным. 

Как всё изменилось за это время!  

Первое, что поражало в новом Патриархе Алексии — его необыкновенная энергия. Сообщения из самых удалённых уголков страны: там освятил тюремый храм, там служил в маленьком разорённом монастыре, а на фото от монастыря одни стены…

СМИ начали учиться выговаривать непривычные слова, чаще всего поначалу с неправильными ударениями «Серафим Саровский», «Сергий Радонежский», «Алексий Второй», уже не считаться с тем, что в стране есть православные и у них есть Патриарх, они не могли.

Всегда спокойный, бодрый, энергичный, он всё чаще стал появляться на телеэкране. Это сейчас Рождественское и Пасхальное послание, прямые репортажи с торжественных богослужений, интервью вроде как само собой разумеющееся. Ведь не было ничего этого, и помыслить невозможно было, что Патриарху дадут слово.

Помню первые крестные ходы. Самодельные по большей части хоругви и облачения, и все знакомые лица. Не так уж и много нас, верующих, оказывалось, когда на улицу выходили.

Перенесение мощей батюшки Серафима. Мы оказались почти сразу за ракой, так и шли, следом за Святейшим, за духовенством, и такое, действительно, пасхальное, ликование! Мы вместе, мы — Церковь, мы- семья! 

Подробнее: Наш Патриарх

Протоиерей Владимир Воробьев: "Господь руками Патриарха Алексия восстановил нашу Церковь в ее величии"

5 декабря отошел ко Господу Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. За время своего патриаршего служения Его Святейшество успел сделать многое, он уделял огромное внимание всем сторонам жизни общества, в том числе и подготовке священнослужителей для Русской Православной Церкви, религиозному просвещению мирян и духовно-нравственному воспитанию молодежи. С этой целью по благословению Святейшего открывались духовные семинарии и училища, церковноприходские школы, созданы структуры для развития религиозного образования и катехизации.

В эти дни православные люди с благодарностью вспоминают о нем, и о его вкладе в дело возрождения православной жизни в России. О Патриархе Алексии, о его участии в жизни Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета мы говорили с его ректором – протоиереем Владимиром Воробьевым.

- Отец Владимир, известно, что Святейший Патриарх Алексий много помогал Институту. А в какой момент он подключился к работе?

- Патриарх Алексий в 1992 году стал учредителем нашего института, получившего потом аккредитационный статус университета. Сначала был организован Православный богословский институт. Затем он, по благословению Святейшего Патриарха, получил имя Святого Патриарха Тихона. На протяжении почти семнадцати лет Святейший Патриарх Алексий постоянно следил за нашей жизнью, очень нас поддерживал и подбадривал, приходил на наши праздники, совершал у нас богослужения, присылал приветственные послания на наши особенные дни и в адрес наших конференций, на некоторых даже председательствовал.

Наши преподаватели-священники нередко участвовали в патриарших богослужениях, и некоторые из них регулярно проповедовали за патриаршими службами в храме Христа Спасителя. Патриарх любил хор нашего университета, и его ежегодно приглашали на патриаршие службы, совершаемые в Успенском соборе. Наш хор всегда пел на патриарших службах и на Бутовском полигоне.

Мне приходилось регулярно бывать у Святейшего Патриарха по делам университета, и я всегда находил у него поддержку. Святейший Патриарх Алексий неоднократно ходатайствовал о нашем университете перед правительством, всегда нам помогал.

Подробнее: Протоиерей Владимир Воробьев: "Господь руками Патриарха Алексия восстановил нашу Церковь в ее...

Он утешил нас навсегда

Протоиерей Николай Артемов.

Сегодня исполнилось девять дней со дня кончины Святейшго Патриарха Алексия. Ключарь мюнхенского кафедрального собора в честь святых Новомучеников Российских протоиерей Николай Артёмов делится своими воспоминаниями о первом и единственном служении Божественной литургии Святейшим Патриархом в храме Зарубежной Церкви.

***

Впервые официально в храм Русской Зарубежной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II вступил 29 ноября 2007 года. В эти дни он лечился в Мюнхене.

Чудотворная икона Божией Матери «Курская-Коренная» как раз была привезена в Мюнхен перед отбытием ее в Америку. Архиепископ Берлинский и Германский Марк предложил Святейшему посетить его с иконой или же послужить молебен с акафистом перед образом в мюнхенском Кафедральном соборе святых Новомучеников и исповедников Российских. Святейший выбрал служение.

Подробнее: Он утешил нас навсегда

Протоиерей Александр Ильяшенко: "Великий Господин, великий отец, великий человек"

Церковь молится, называя Патриарха великим: эти слова — молитвенное пожелание, молитва о том, чтобы человек, носящий этот высокий сан, смог бы вырасти в ту меру, которую Господь ожидает от него. Удивительно, когда этот призыв Церкви не только услышан, но и явлен в жизни служителя Церкви.

Мы жили под омофором великого человека, великого Патриарха, великого отца нашего. Патриарх к каждому относился отечески, вся Церковь для была не чем-то аморфным и безликим, нет, он каждого из нас носил в своем сердце, для каждого был любящим отцом. Поистине он был великим отцом.

Кончина Святейшего Патриарха Алексия — тяжкая утрата для нас, для русской Церкви, и для всей полноты Православия.

Я имел счастье всего лишь несколько раз говорить с Патриархом. Святейший был удивительно доступным человеком: трудно представить себе, чтобы любой светский чиновник такого или даже низшего ранга был бы настолько доступен для рядового подчиненного. К Святейшему мог подойти любой, кто сослужил ему в алтаре, и сказать несколько слов. Он слушал с необыкновенным вниманием, полностью погружаясь в ту проблему, которую ему предстояло было решить и воспринимал то, что ему говорили, всем существом. Было страшно ляпнуть какую-то глупость, и даже не потому что Святейший – Патриарх, столь высокопоставленный и важный. Даже если бы он был простым человеком, было бы страшно, что он тебя слушает с таким вниманием, видя в тебе достойного собеседника, который должен ему сообщить что-то действительно важное.

Патриарха отличало тонкое чувство юмора. Конечно, я знаю лишь краткие эпизоды его жизни, но они очень хорошо запомнились. Как то на рождественской трапезе хор пел колядки. Завершая последнюю, пропели: «А за те колядки просим шоколадки». Когда регент подошла к Святейшему под благословение, он с доброй-доброй улыбкой достал что-то из кармана, вложил ей в руки и сказал: «Вот вам на шоколадки». Часто, когда его угощали пирожками, он приговаривали «Пироги мои враги, а пирожки – мои дружки».

Подробнее: Протоиерей Александр Ильяшенко: "Великий Господин, великий отец, великий человек"

Он в одночасье стал ближе своей пастве

Священник Димитрий Струев.

Сколько раз за последние годы, когда доходила информация об ухудшении состояния здоровья Святейшего, становилось тревожно: Господи, дай ему побыть с нами еще! И дело не в страхе перед переменами к худшему. Дело в том, что, как говорят теперь многие в эти дни, он был для нас не только господином, но и отцом. 

Молитвенное возношение на богослужении имени здравствующего Предстоятеля Церкви – символ ее единства. Время нестроений, раздирания хитона Христова, ропота на священноначалие с разных сторон и по разным поводам создало ощущение формальности этого символа. Ну, поминаем, потому что так положено, какое уж тут единство, когда столько народу в Церкви и вокруг нее проповедуют кто во что горазд. И вот сейчас молитва о новопреставленном дает потрясающее ощущение духовного единства молящихся – с ним, с Предстоятелем, и друг с другом – единства всей Церкви. Только теперь, когда мы перестали возносить его имя как Великого Господина, становится ощутимым то, насколько это имя реально стало знаком церковного единства.

И он сам, доселе для многих такой далекий и недоступный, в одночасье стал невероятно близким к своей пастве, молящейся о его душе.

Всю свою церковную жизнь я относился к этому человеку с неизменным уважением. И не потому, что «так надо». Воспитан я был скорее в «традициях» диссидентства, к раболепству перед сильными мира сего никогда влечения не испытывал. Но как-то не впечатляли меня никогда те гадости, которые о Патриархе где-либо говорились и писались. Я не идеализировал его, и никогда мое отношение не было слепым поклонением: мы знаем, что «несть человека, иже жив будет и не согрешит», и у каждого свои падения, свои ошибки, свои неудачи. Но мне НИКОГДА не было стыдно называть его МОИМ Патриархом (если не считать стыда о своем недостоинстве этого). И даже в случаях, когда я видел или слышал обсуждение каких-то неоднозначных моментов, в которых можно было бы при желании разглядеть его ошибки или слабости, было желание защитить Святейшего – так, как у Сима и Иафета была однозначная реакция на насмешку над наготой их отца. Но, повторюсь, такое отношение не было вложено в меня изначально: меня со временем все больше покоряли глубина, сила, яркость этой личности – в том, что я в нем видел, что я о нем узнавал. Поэтому сейчас слова об огромной потере звучат не как официальный штамп: есть чувство потери очень личное…

Подробнее: Он в одночасье стал ближе своей пастве

Протоиерей Аркадий Шатов: "Его любовь вдохновляла многих"

«Его любовь вдохновляла многих». Протоиерей Аркадий Шатов вспоминает о Святейшем Патриархе Алексии.

На радио «Радонеж», как, впрочем, и во многих средствах массовой информации, тема номер один 5 декабря 2008 года – разговор о первом свободно избранным Патриархе после пленения Церкви безбожной властью, о Его Святейшестве Патриархе Алексии…

Своими воспоминаниями и размышлениями с читательской аудиторией делился протоиерей Аркадий Шатов.

Сегодня весь православный люд скорбит и молится о упокоении души Святейшего Патриарха Алексия. Узнав о кончине нашего Патриарха, и в нашем больничном храме собрались на молитву. В том числе и ученики гимназии, существующей при храме. Дети после заупокойного богослужения не захотели идти на физкультуру, и нам пришлось отменить эти уроки. Плачущих девочек пытались утешить учителя: «Ну, что вы плачете, надо радоваться – душа Патриарха со Святыми». А они отвечали: «Ну, как же не плакать, мы же плачем, когда умирает отец, или мама, так и сейчас». Некоторые из них видели Святейшего Патриарха, поэтому, конечно, скорбь была неутешной. Как и у взрослых. Я даже боялся сказать по телефону, что скончался Святейший Патриарх, моей маме, человеку очень пожилому и чувствующему себя плохо. Мне позвонила моя дочь и спросила: «Что же делать, как ей сказать? Она же сейчас узнает по телевизору, или услышит по радио...» И она поехала к ней, чтобы быть рядом, когда это услышит моя мама. И, действительно, она плакала, долго не могла успокоиться. Сослался на то, что учителя говорили детям: что плакать не надо, ведь душа Святейшего Патриарха с Богом, и мы в это верим.

Думаю, так во многих храмах плакали, молились. И будут молиться и плакать, потому что Святейший был для нас не только исторической фигурой вселенского масштаба, причем оценку его роли в истории еще дадут ученые. Он был для всех нас близким, родным, живым таким человеком. И это, конечно, самое главное для нас.

Подробнее: Протоиерей Аркадий Шатов: "Его любовь вдохновляла многих"

Святейший Патриарх Алексий: пятнадцатый всероссийский, первый зарубежный

Протоиерей Петр Перекрестов. К 40-му дню со дня кончины.

«Се аз и дети, яже ми дал есть Бог»

(Апостольское чтение на второй день праздника Рождества Христова, послание к Евреям, гл. 2, ст. 13)

Каждый священник, каждый семьянин, знает, насколько тяжело, когда духовные чада или члены семьи находятся в ссоре, в несогласии, в разделении. Мне ясно вспоминается картина одной умирающей в больнице прихожанки, у которой дети из-за имущественного вопроса были в разладе. Эта женщина мне поведала, что лучше было бы если она лишилась всего имущества – лишь бы ее дети жили дружно и в единомыслии. Она из-за разделения в семье страдала гораздо больше, нежели от своих физических недугов и в таком тяжелом состоянии скончалась, не имея мира на душе из-за душевных мук за своих детей.

Если на уровне семейном и приходском приходится переживать разделения, то насколько тяжелее это переживается на уровне глав Церквей, какая это тяжесть и ответственность. По благому промыслу Божию, Русской Церкви и русскому народу были посланы два первоиерарха, которые несли в своих сердцах скорбь о церковном разделении, острое ощущение ответственности перед Богом и людьми, мужество сделать все возможное для преодоления разделения, и благодать, без которой восстановление русского церковного единства было бы немыслимым. В начале 2008 года отошел ко Господу один из этих иерархов, Высокопреосвященнейший Митрополит Лавр, а в конце 2008 года второй – Святейший Патриарх Алексий. После того как они увидели первые плоды церковного единства, они чуть ли одновременно, вместе со святым Симеоном Богоприимцем вздохнули: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко». Теперь нам почти невозможно говорить об одном, не вспоминая другого. Так они вместе вошли в историю Русской Церкви как победители церковного разделения. В течение этого сорокадневного периода со дня кончины Святейшего Патриарха Алексия возникало очень много мыслей и переживаний, а также выявлялись разные, как-то раньше не замеченные, общности между ушедшими в 2008 году двумя иерархами и духовные нити между Патриархом и русским зарубежьем.

Подробнее: Святейший Патриарх Алексий: пятнадцатый всероссийский, первый зарубежный