90-летие восстановления Патриаршества - Патриаршее слово на открытии конференции «Церковная жизнь»

 

Патриаршее слово на открытии конференции «Церковная жизнь»

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II открыл работу конференции «Церковная жизнь», посвященной 90-летнему юбилею восстановления Патриаршества на Всероссийском церковном Соборе 1917-1918 годов.

Преосвященные Владыки! Всечестные отцы! Возлюбленные братья и сестры!

Мы с вами собрались здесь, чтобы обсудить актуальные вопросы церковной жизни. Сегодняшнее мероприятие, проходящее в рамках выставки «Русь Православная», приурочено к дням празднования 90-летия восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви. И это не случайно, так как Патриаршее и вообще иерархическое служение является неотъемлемым элементом церковной жизни.

Невозможно дать правильную оценку современному состоянию церковной жизни без осмысления ее места в обществе. С одной стороны — значительное большинство людей имеет уважение и доверие к Церкви. Такая ситуация наблюдается во всех странах присутствия Московского Патриархата. Этот факт фиксируют многочисленные социологические исследования. Однако в то же самое время церковная жизнь нередко воспринимается теми же самыми людьми только как добрая национальная традиция, которая не имеет отношения к их повседневной деятельности. В результате, соблюдая многие церковные традиции, люди продолжают жить совершенно по другим законам и правилам, далеким от христианства.

То, что для многих людей церковная жизнь остается лишь частью уважаемого прошлого, а не настоящего и будущего, является серьезным вызовом для христианства. Особенно этот вызов усиливается, когда Церковь намеренно не допускается в гущу современной жизни. Для меня совершенно очевидно, что в таких случаях речь идет о проявлении новой версии старого атеистического взгляда на религию как ложное сознание и вредное явление. Между прочим, именно такие определения нет-нет, да и появляются в средствах массовой информации и даже в учебной литературе. Однако мы не должны забывать, что этот подход был в недалеком прошлом частью государственной идеологии. И мы прекрасно знаем, к каким трагическим последствиям он привел.

Опыт наших народов показал, что враждебный подход к религии не выдержал испытание временем, а церковная жизнь пережила его. Несмотря на упорные усилия безбожной власти, Церковь выжила и обрела новые силы для возрождения. Это значит, что ее жизнь имеет правильные принципы устроения и способна воспроизводиться в каждом последующем поколении. На протяжении истории кому-то не раз казалось, что Церковь вот-вот исчезнет, и народу покажут ее последнего служителя. Но каждый раз она воскресала, а ее враги уходили в историческое небытие.

Все это означает, что мы должны очень бережно относиться ко всем элементам церковной жизни, которые мы наследуем от предыдущих поколений христиан, начиная со святых апостолов. В этом году мы отмечаем 90-летие восстановления Патриаршества в Русской Церкви. В связи с этим есть прямая необходимость сказать более подробное слово о значении иерархического служения в церковной жизни. Это важно еще и потому, что нередко именно иерархический принцип Церкви рассматривают как проявление ее косности и несовременности. Нам говорят, что это наследие прошлого, которое надо реформировать, сделав Церковь более демократичной. Якобы только тогда Церковь сможет завоевать больший авторитет среди людей и станет современной.

Однако мы уже знаем из собственной истории, чем заканчивались такие устремления. Почти триста лет назад за Церковь решили, что Патриаршество — это анахронизм, мешающий полноценной церковной жизни и проявлению соборного начала в ней. В результате более двухсот лет Русская Церковь жила без Патриаршего служения, а иерархия была включена в государственный аппарат. Если бы Патриаршество действительно являлось анахронизмом и препятствием для нормальной церковной жизни, то два столетия могли бы вполне изгладить саму мысль о нем. Но этого не произошло. Наоборот, без Патриаршества в церковной жизни появились опасные искажения. Подчиненная светской власти, Церковь не могла в полной мере иметь самостоятельный голос в обществе, а соответственно и авторитет независимого арбитра и посредника между государством и народом. Тем самым Церковь отдалилась от народа и стала постепенно терять живую связь с ним. Так исчезла и соборность, необходимостью которой пытались оправдать реформу. В связи с этим вполне характерно, что за все время синодального периода ни разу не собирались церковные соборы.

Хорошо зная последствия умаления иерархического принципа в Церкви, мы имеем, что ответить всем тем, кто призывает сегодня к революционному пересмотру традиций церковного устроения. А подобные призывы идут как изнутри Церкви, так и извне ее. Есть небольшие, но громкие церковные группы, которые желают пересмотра полномочий иерархии в деле созидания Церкви — Тела Христова. Они признают особую роль в хранении чистоты веры за мирянам, а епископов считают отступившими от Православия. Появляются требования немедленного созыва Поместного Собора для решения проблем церковной жизни, появившихся якобы по вине иерархии. Однако эти люди движимы не духом подлинной соборности, а скорее желанием подчинить себе церковную иерархию, лишить ее законных прав, скомпрометировать ее учительный авторитет. Они забывают слова святого апостола Павла, написанные в послании к Коринфянам о священнослужителях: «Каждый должен разуметь нас как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих» (1 Кор. 4:1).

Иерархический строй Церкви также становится предметом критики внешних оппонентов. Такие люди недовольны тем, что иерархи представляют Церковь, говорят от ее имени, встречаются с политическими и общественными деятелями, участвуют в общественных и государственных мероприятиях. Чтобы дискредитировать эту роль церковной иерархии ей приписывают желание навязать обществу свою точку зрения, поставить под свой контроль общественные и государственные институты. Таким образом, из священнослужителей пытаются создать образ неполноценных граждан, которые не имеют права публично высказываться на разные актуальные темы и встречаться с влиятельными людьми государства и общества.

Не смотря на то, что представители этих двух сил выдвигают различные аргументы в пользу своей позиции, тем не менее за их действиями просматривается одна цель. Они одинаково стремятся к ослаблению иерархического начала в Церкви. Если бы все произошло по их воле, то Церковь потеряла бы свое влияние и авторитет в общественной жизни. Ее можно было бы не замечать и не считаться с ней. Внутри же Церкви, как показывает история, ослабление иерархического начала сопровождается нарушением канонической дисциплины и возникновением нестроений.

В противоположность упомянутым силам мы держимся единственно возможной правды о Церкви. Церковь Христова состоит из иерархии и мирян. Как иерархия не может существовать без мирян, так и миряне не могут составлять Церковь без иерархии. Различные дары Святого Духа создают естественное разнообразие в Церкви, о чем пишет святой апостол Павел: «По данной нам благодати, имеем различные дарования» (Рим. 12:6). Однако для обеспечения общения между различными дарами необходимо видимое объединяющее начало. По учению Церкви им является иерархическое служение. Тот же святой апостол Павел объясняет ефесянам и нам, что Господь «поставил одних апостолами, других — пророками, иных — евангелистами, иных — пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познание Сына Божия» (Еф. 4:11-12).

Эти слова святого апостола Павла и должны полагаться в основание церковного строительства. Желаю всем участникам настоящей конференции успеха и плодотворной работы. Да пребудет в этот день и во все дни вашей жизни Божие благословение да пребудет со всеми вами.

http://www.patriarchia.ru/db/text/315751.html

Связанные материалы