90-летие восстановления Патриаршества

Патриаршее слово на торжественном акте по случаю 90-летия восстановления Патриаршества

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выступил с приветственным словом на торжественном акте по случаю 90-летия восстановления Патриаршества, который состоялся 19 ноября 2007 года в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя.

Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства, многоуважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемые представители государственной власти и традиционных религий, дорогие братья и сестры!

Девяносто лет назад в Храме Христа Спасителя после Божественной Литургии свершилось судьбоносное событие — избрание Патриарха Московского и всея Руси. После двухсотлетнего перерыва в управлении Церковью «первым епископом» и передачи его полномочий созданному светской властью Синоду, на престол Первосвятителей Московских был поставлен Святейший Патриарх Тихон, вошедший в историю как мудрый пастырь и мужественный исповедник.

Состоявшееся избрание одиннадцатого Патриарха спустя два столетия после насильственного упразднения Патриаршества царем Петром I, явилось главным историческим итогом Поместного Собора 1917-1918 годов.

Это событие, проходившее на переломном рубеже эпох, ознаменовало возвращение к каноническим нормам церковного устройства и определило судьбы Православия в нашем Отечестве на протяжении всего ХХ века — исполненного противоречий и трагедий, ставшего горнилом «огненного искушения» (1 Пет. 4:12) не только для Церкви, но и для всего нашего народа.

Значение Патриаршества для Русской Православной Церкви не исчерпывается лишь функциями церковного управления.

В 1589 году Патриаршество на Руси было учреждено решением русских архиереев, которое было подтверждено Восточными православными Патриархами. Однако это было событие не только внутрицерковное, но и государственное, поскольку в нем сплелись как церковные, так и общенациональные интересы. Первосвятитель — духовный символ народного единства, печальник и ходатай за свою паству.

Так было на протяжении всего XVII века, явившего нам замечательные образы: пламенного патриота священномученика Патриарха Ермогена, а также опытного устроителя церковных дел и мудрого советника самодержавной власти — Патриарха Филарета.

В последующие два столетия несмотря на все трудности, пережитые Церковью, в период, когда императорская власть стремилась к осуществлению контроля над всеми сферами церковной жизни, Православие явило величайшие духовные достижения в тех областях, где государственная бюрократия была не всевластной.

XIX век — время расцвета старчества и духовного опыта русских монастырей, время подъема русской церковной науки, расширения сферы духовного образования. Это время святых преподобных Серафима Саровского, Оптинских старцев, великих миссионеров: Иннокентия Московского, Николая Японского, Макария (Невского). Русская Церковь достойно прошла через этот неоднозначный период, сохранив живую веру, и дала христианскому миру в первые же годы жестокого атеистического гонения сотни и тысячи новых мучеников за веру, среди которых были и епископы, и рядовое духовенство, и монашествующие, и миряне.

Гонения на Церковь начались сразу после захвата в России власти большевиками, чье атеистическое мировоззрение приняло агрессивную форму богоборчества и террора против Церкви.

Устами святого Патриарха Тихона Церковь обличала гонителей веры и одновременно предостерегала своих чад от участия в братоубийственных политических распрях, противных христианскому духу.

Труды Первосвятителя не дали осуществиться планам разделения Русского Православия на противоборствующие группировки. Слова «Патриаршая Церковь» стали синонимом верности Христу и готовности пострадать за Него «даже до смерти» (Флп. 2:8).

Именно святитель Тихон, чье понимание народной жизни было глубже любых политических предпочтений, сумел встать над политической борьбой и сохранить Церковь. Осуждая антирелигиозный террор, Патриарх уже весной 1918 года принял решение о невмешательстве Церкви в гражданскую войну, ибо его паства — православный народ — находилась по обе стороны противостояния.

Нелегок был выбор, перед которым оказался святитель Тихон, а впоследствии и его преемник — митрополит Сергий: это был выбор самой судьбы Русской Церкви: уйти ли ей в катакомбы, порвав с гонительницей-властью; или выстоять перед лицом господствующего атеизма, сохраняя легитимность своей иерархии, догматическую чистоту и самим своим зримым присутствием свидетельствуя, что она и есть в мире «столп и утверждение истины».

Митрополит, а впоследствии Патриарх Сергий выбрал последнее ради сохранения Церкви, поступая так по заповеди Христовой: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13).

Обладая глубоким пониманием происходящего, митрополит Сергий в двадцатые годы не поддался искушению апокалиптических настроений, царивших среди части русского духовенства и мирян. В своих обращениях к пастве он вместе со многими епископами писал о деснице Божией, неуклонно ведущей каждый народ к предназначенной ему цели. Эта глубокая вера в Божественный Промысел давала силы для преодоления суровых испытаний. Митрополит Сергий сознавал, что эти страшные времена — не последние для Православия на Руси, и что Церковь, когда Богу будет угодно, освободится, но для этого ее нужно сохранить. Чувство глубочайшей ответственности определяло его последовательную борьбу за единство Церкви Христовой.

Твердая вера в Промысел Божий питала патриотизм Русского Первоиерарха. В условиях господства пролетарского интернационализма в 1927 г. в своем послании митрополит Сергий употребил почти запрещенное тогда слово «Родина». Слова о Родине прозвучат и в послании митрополита Сергия, написанном им собственноручно 22 июня 1941 года, в первые часы войны, с призывом защитить страну.

Его патриотические воззвания давали ключ к пониманию духовного смысла борьбы с фашистской чумой. Фактически власть предержащие вынуждены были опираться именно на такую трактовку расстановки сил в войне. Внятный и авторитетный голос Предстоятеля оказался востребованным. С ним вынуждены были считаться. В 1943 году Русской Церковью был избран на Первосвятительское служение Патриарх Сергий. Сколько ему пришлось пережить в эти десятилетия, ведомо только Богу!

Его преемники по Патриаршему Престолу приняли это крестоношение. Святейший Патриарх Алексий I и Святейший Патриарх Пимен вступили после него на путь Предстоятельства Церкви, хотя все еще и гонимой и попираемой, однако сохраненной в ее канонической незыблемости и очищенной от расколов и внутренних распрей.

На рубеже 50-60-х годов, в период т.н. «хрущевских» гонений, когда повсеместно закрывались храмы и упразднялись епархии, Святейший Патриарх Алексий вместе с Синодом и епископатом всеми доступными способами пытались противостоять им.

Когда он увидел, что государственная политика по отношению к Церкви стала ужесточаться, и, фактически, началось новое гонение, — решился даже на открытый протест, выступив с яркой апологетической речью на конференции советской общественности за разоружение 16 февраля 1960 года, где было сказано: «Что могут значить все усилия человеческого разума против христианства, если двухтысячелетняя история его говорит сама за себя, если все враждебные против него выпады предвидел Сам Христос и дал обетование непоколебимости Церкви, сказав, что и врата адовы не одолеют Церкви Его».

Люди, близко знавшие тринадцатого Патриарха Московского и всея Руси, неизменно отмечают его глубокую церковность, укорененность в традиционной православной культуре. О нем можно сказать: «Он жил в Церкви, он дышал воздухом Церкви».

В годы Предстоятельства Патриарха Алексия динамично развивались отношения с семьей братских Поместных Церквей, происходил поиск путей сотрудничества со всем христианским сообществом. Это помогло сохраниться многим святыням, выстоять перед лицом угрозы закрытия храмам и монастырям, получившим поддержку со стороны христианского мира.

В 60-70 годы наша Церковь вела активную миротворческую деятельность, стремясь к объединению усилий верующих всего мира в борьбе против «гонки вооружений» и преодоления состояния «холодной войны».

Четырнадцатым Патриархом после учреждения Патриаршества на Руси и четвертым после восстановления Патриаршества стал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков).

В семидесятые годы Церковь продолжала испытывать давление со стороны власти, однако и в этих условиях, встречаясь со множеством проблем и искусственно создаваемых трудностей, она продолжала выполнять свою спасительную миссию.

Одним из главных стало для Святейшего Патриарха Пимена попечение о средоточии и сердцевине церковной жизни — о богослужении. В эти непростые годы Церкви удалось достичь определенных успехов в сфере обеспечения литургической деятельности храмов всем необходимым. Эту задачу удалось осуществить благодаря созданию художественно-производственного предприятия «Софрино».

Патриарху Пимену суждено было возглавить празднование знаменательного юбилея — 1000-летия Крещения Руси, накануне которого власти вернули Церкви древнейшую Московскую обитель — Свято-Данилов монастырь. Началось общецерковное возрождение этой порушенной в прошлом святыни. В 1988 году в ней состоялись главные юбилейные торжества. С тех пор монастырь стал духовно-административным центром нашей Церкви.

В июне 1990 года состоялся Поместный собор Русской Православной Церкви, перед которым стояла задача избрать нового пятнадцатого Предстоятеля Русской Церкви и определить основной вектор развития церковной жизни в новых социально-политических условиях.

Перед нами, архипастырями, духовенством и всей Церковной полнотой, стояли совершенно новые задачи, требовавшие принципиально новых подходов. Важнейшая среди них — сохранить единство Русской Церкви в условиях распада Советского Союза, масштабного дезинтеграционного процесса, охватившего не только бывшие союзные республики СССР, но и часть республик Российской Федерации. Необходимо было по-новому выстроить церковно-государственные отношения, укрепить позиции Православия в обществе.

В минувшие годы получила развитие система церковного управления, восстанавливались и строились тысячи храмов в России, Украине, Белоруссии, Молдавии, прибалтийских республиках, странах средней Азии, находящихся в юрисдикции Московского Патриархата, вновь открывались десятки монастырей, началось массовое издание православной литературы, миллионы новых прихожан заполнили и переполнили храмы. Эти процессы были столь масштабны и столь компактны по времени, что принято было говорить о новом Крещении Руси.

Как и прежде, Церковь наша проявляла пастырское попечение о наших соотечественниках, в рассеянии сущих. Созидались новые православные общины в странах дальнего зарубежья, несмотря на возникавшие сложности, как и прежде, развивалось и укреплялось православное единство и международное сотрудничество. Благословенным результатом непростого и длительного диалога стало восстановления канонического единства внутри Поместной Русской Православной Церкви — 17 мая сего года, в праздник Вознесения Господня в Храме Христа Спасителя был подписан Акт и совершена первая совместная Божественная Литургия с иерархами Русской Зарубежной Церкви. Божьей милостью многолетнее разделение было преодолено.

В наше время перед Русской Православной Церковью, прошедшей через испытания минувшего века, открываются новые перспективы и горизонты для спасительного служения людям. Современные конструктивные взаимоотношения с государством могут быть охарактеризованы как уважительный диалог, социальное партнерство, имеющее главной целью благо Отечества и наших сограждан. Такое сотрудничество благотворно сказывается на развитии всего нашего общества, и Церковь стала одним из значимых его институтов, его неотъемлемой частью, фактором стабильности межнациональных и межрелигиозных отношений. При этом она является хранительницей «живого и пребывающего вовек» (1 Пет. 1:23) Слова Божия, и продолжает неустанно утверждать в общественном сознании принципы христианской нравственности, предостерегая от подмены прагматическими критериями «единого на потребу» (Лк. 10:42).

Сегодня перед Православием предлежит огромное поле деятельности. К нам вновь обращен Божественный глас, взывающий: «укрепляйся и мужайся и твори: не бойся, ниже страшися, зане Господь Бог … с тобою, не отступит от тебе, ниже оставит тя, дондеже совершиши ты все дело служения дому Господня» (1 Пар. 28:20). Наши труды нужны ближним нашим, искусственно оторванным от многовековой традиции Православия и жаждущих услышать живое слово Истины. Нам предстоит осуществить еще много начинаний в области совершенствования миссионерства и катехизации, развития духовного и религиозного образования. И самое главное — мы все должны сделать все возможное для сохранения и приумножения церковного единства, взращенного трудами и кровью мучеников и исповедников двадцатого века.

Девяносто лет назад, обращаясь с посланием к пастве по случаю вступления на Патриарший престол, святитель Тихон молитвенно призывал: «Да возгорится пламя светоча вдохновения в Церкви Российской, да соберутся силы, расточенные в безвремении». Ныне, в иную историческую эпоху, слова первого Патриарха новейшего времени обретают свое реальное воплощение.

http://www.patriarchia.ru/db/text/325647.html

Связанные материалы