Выступление на Епархиальном собрании (2001 г.)

Из выступления на Епархиальном собрании Москвы 2001 года

15 декабря 2001 года в Зале Церковных Соборов кафедрального соборного Храма Христа Спасителя состоялось очередное ежегодное заседание Епархиального собрания города Москвы под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия.

       На заседании присутствовали митрополит Солнечногорский Сергий, викарные архиереи: митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим, архиепископ Верейский Евгений, епископы Орехово-Зуевский Алексий, Красногорский Савва, Дмитровский Александр, а также епископы Владивостокский и Приморский Вениамин и Бакинский и Прикаспийский Александр. На заседании также присутствовали председатели и представители Синодальных отделов Московского Патриархата, настоятели, клирики, председатели и члены Приходских советов московских храмов, настоятели Патриарших подворий, Представительств Поместных Православных Церквей, наместники и настоятельницы московских и ставропигиальных монастырей и монастырских подворий.
       Правящий епископ епархии, каковым для Москвы является Святейший Патриарх, обратился к собравшимся с традиционным докладом, посвященным подведению итогов приходской жизни за истекший год и обсуждению накопившихся проблем.
       В начале состоялось избрание нового состава Епархиального совета, поскольку срок полномочий прежнего истекает в нынешнем году. Святейший Патриарх дал характеристику работы Епархиального совета за три года, поблагодарил его членов во главе с архиепископом Истринским Арсением за проделанную работу и предложил собравшимся новые кандидатуры. Секретарем Епархиального совета назначен протоиерей Владимир Диваков, несущий это послушание уже много лет, членами Епархиального совета - протоиереи Леонид Ролдугин, Геннадий Нефедов, Аркадий Тыщук, Сергий Поляков. Еще четверо членов Епархиального совета были избраны путем голосования: протоиереи Александр Дасаев, Феодор Рожик, Сергий Никитин, игумен Феофилакт (Безукладников).
       Святейшим Патриархом также были предложены Епархиальному собранию несколько измененные составы епархиальных комиссий.
       Затем правящий архипастырь города Москвы обратился к собравшимся.

       Братие, о горнем помышляйте, а не о земном... облекитесь, как избранные Божии... в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно... более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий (Кол. 3, 2, 12-15).

       Преосвященные архипастыри, всечестные отцы, досточтимые матушки, возлюбленные о Христе братья и сестры!
       Год назад, на пороге нового столетия и тысячелетия, мы стояли как бы перед закрытой дверью, в ожидании наступающего неведомого нам времени. С надеждой и верой мы начинали этот новый этап, повторяя слова молитвы: Вниду в дом Твой, поклонюся ко храму святому Твоему в страсе Твоем. Господи, настави мя правдою Твоею... исправи пред Тобою путь мой. <...>
       Прежде всего мне хотелось бы остановить ваше внимание на радостных событиях нашей общецерковной жизни. Глядя на преображающийся облик первопрестольного града Москвы, на восстановление порушенных в прошлом святынь, на строительство новых храмов, и прежде всего на воссозданный главный храм нашей Церкви - Храм Христа Спасителя, нельзя не радоваться столь очевидным знакам милости Божией. <...>
       Двенадцатый год мне приходится нести нелегкий крест Патриаршего служения. Недостанет ни слов, ни времени, чтобы рассказать подробно обо всех обязанностях Предстоятеля Церкви, исполнение которых - долг перед Богом и Церковью.
       Уходящий первый год нового XXI века и третьего тысячелетия от Рождества Христова был насыщен многими событиями как церковной, так и общественной жизни. Одно только их перечисление займет немало времени. Это регулярное совершение богослужений, причем как в столичных храмах, так и в различных епархиях нашей Церкви (в этом году их было одиннадцать: Бакинская, Брестская, Пинская, Туровская, Гомельская, Чувашская, Тобольская, Санкт-Петербургская, Калужская, Тульская, Петрозаводская, а также Спасо-Преображенский Соловецкий монастырь). По заверениям епархиальных архиереев, наши визиты для них - большая радость, и не только радость встречи с нами, но и возможность налаживания контактов с местной администрацией. Во время наших визитов решаются многие вопросы жизни епархий: Церкви возвращаются закрытые храмы и монастыри, ускоряется завершение строительства новых храмов, благоустраиваются дороги, территории храмов и обителей. Для меня, как Предстоятеля Церкви, самой большой радостью является встреча с православными верующими регионов России и стран содружества независимых государств, где часто все население городов встречает нас, участвуя в совершаемых во время визитов богослужениях, в закладке и освящении храмов и часовен.
       В обязанности Первосвятителя входит совершение архиерейских, священнических и диаконских хиротоний, председательство на сессиях Священного Синода, встречи с главами и представителями Церквей, государств и правительств, участие во всевозможных конференциях, встречах и заседаниях, выступления в средствах массовой информации, интервью, заявления по самым актуальным проблемам современной церковной и общественной жизни, обращения к пастве со словом назидания, утешения и поддержки - все это и многое другое с Божией помощью, при молитвенной поддержке клира и паствы, в соработничестве с сотрудниками Московской Патриархии и Синодальных отделов Господь помогал мне осуществлять.
       Москва - особая область патриарших забот. Являясь правящим архиереем стольного града, в котором на сегодняшний день восемь монастырей и более пятисот храмов, я стараюсь делать все возможное, чтобы московские приходы могли жить полноценной церковной жизнью, чтобы духовные потребности москвичей удовлетворялись в полной мере, - посещаю храмы и монастыри, совершаю закладку новых храмов, освящение восстановленных или вновь построенных, общаюсь с духовенством и паствой. Во многих районах Москвы мне довелось побывать лично или вместе с мэром Москвы Юрием Михайловичем Лужковым, который прилагает немало усилий к тому, чтобы вернуть столице ее неповторимый исторический облик.
       Следует сказать о том, что плодотворное сотрудничество между Московской Патриархией и Правительством Москвы, а также взаимопонимание между Патриархом и мэром столицы дают очевидный, впечатляющий результат. Золотые купола Храма Христа Спасителя, Казанского собора на Красной площади, храма великомученика и Победоносца Георгия на Поклонной горе и многих других московских храмов, восстановленная Иверская часовня и Воскресенские ворота - все это красноречиво свидетельствует о добром взаимодействии духовного и светского руководства города.
       Прошедший год еще раз показал, сколь важно, по слову Апостола, сохранять единство духа в союзе мира (Еф. 4, 3). 23 февраля и 8 мая мы принимали участие в возложении венков к Могиле неизвестного солдата, воздавая тем самым дань памяти защитникам отечества. В истекшем году, как и в прежние годы, мы участвовали в ряде государственных мероприятий, имели неоднократные встречи с Президентом страны и другими ее руководящими деятелями. Весной нынешнего года (5-14 марта) мы имели радость молитвенного и человеческого общения с Блаженнейшим Христодулом, архиепископом Афинским и всей Эллады, по приглашению нашей Церкви находившимся в Москве с официальным визитом. Совместные богослужения были совершены нами в Успенском Патриаршем соборе Московского Кремля, в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя и на месте упокоения новомучеников и исповедников Российских - на Бутовском полигоне. Участвовали мы и в IX Международных Рождественских чтениях, и в открытии выставки "Православие и Российское государство: X-XX века", а также в открытии выставки "Первосвятители Московские" в Патриаршем дворце Московского Кремля.
       Значимым событием года было проведение в Москве съезда православной молодежи, в работе которого вместе с Патриархом, архипастырями и пастырями принимали участие молодые люди почти из всех епархий нашей Церкви. Господь даровал нам в эти дни возможность вместе с тысячами верующих участвовать в молебном пении перед Феодоровской иконой Божией Матери, специально доставленной в Москву из Костромы, в канонизации основательниц первой женской московской обители - Зачатьевского монастыря - игумении Иулиании и монахини Евпраксии, в молебном пении перед началом крестного хода, которым были перенесены мощи святого праведного Алексия Мечева из Новоспасского монастыря в храм Святителя Николая Мирликийского в Клённиках, где во дни своей земной жизни он нес служение настоятеля.
       Летопись минувшего года была бы неполной, если бы мы с благодарностью Богу не упомянули еще об одном важном событии. С 3 по 10 декабря в Москве находилась делегация Православной Церкви в Америке во главе с ее Предстоятелем - Блаженнейшим Феодосием, архиепископом Вашингтонским, митрополитом всей Америки и Канады. Мы совершили совместные богослужения в Успенском Патриаршем соборе Московского Кремля, в кафедральном соборном храме Христа Спасителя, в храме святой великомученицы Екатерины (подворье Православной Церкви в Америке в Москве), в Донском монастыре перед мощами святителя Тихона, Патриарха Всероссийского. Этот визит стал еще одним видимым свидетельством традиционно крепких братских уз между нашими Церквами, внесшими свою лепту в укрепление православного единства.
       Позавчера этот соборный зал впервые стал местом проведения VI Всемирного Русского Народного Собора, проходившего под девизом: "Россия: вера и цивилизация. Диалог эпох". Среди его участников были представители традиционных для России религий, а также ученые, деятели культуры, представители общественных организаций и деловых кругов. В открытии Собора принял участие Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Главной темой стало обсуждение тех изменений, которые произошли в мире после трагических событий 11 сентября в США, а также роли Православия во взаимодействии с другими религиями, и прежде всего с Исламом. Мы призвали всех вместе участвовать в мировом созидательном процессе, ибо Россия всегда ощущала себя мостом между Западом и Востоком, между Севером и Югом. Участники собора подтвердили готовность и в дальнейшем, используя накопленный опыт межрелигиозного взаимодействия, помогать западному миру вести межрелигиозный диалог. Выступивший на Соборе Президент России Владимир Владимирович Путин дал высокую оценку исторической роли Православия в тысячелетнем созидании единой, но в то же время полиэтнической и многоконфессиональной России. Он заверил участников Собора в том, что государственная власть будет прилагать усилия к тому, чтобы в новых исторических условиях Россия могла стать главным посредником между Западом и мусульманским миром. Он призвал противопоставить терроризму и насилию духовность и нравственность.
       Далее Святейший Патриарха привел некоторые статистические данные.
       В настоящее время Русская Православная Церковь насчитывает 130 епархий. Можно напомнить, что еще недавно, в дни празднования 1000-летия Крещения Руси, существовало всего 68 епархий. Число архипастырей на сегодняшний день - 163, из них 126 епархиальных и 27 викарных, 10 архиереев находятся на покое.
       Имеется 569 монастырей, из них 272 мужских и 297 женских, не считая 148 монастырских подворий. На территории России - 13 907 приходов (с Украиной - около 22 000), на которых служат 13 048 священников и 1 905 диаконов, всего 14 953 священнослужителя.
       В Москве количество монастырей остается прежним - 4 мужских и 4 женских монастыря. В одном из них, Иоанно-Предтеченском (бывшем Иоанновском), монашеская жизнь только начинает возрождаться. Новодевичий монастырь, в котором находится резиденция митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия и Епархиальное управление Московской области, передан в ведение митрополита Ювеналия.
       В нашем ведении находятся также 24 ставропигиальных монастыря.
       Святейший Патриарх привел также некоторые данные по духовным учебным заведениям.
       Количество Духовных школ на конец года составляет: 5 Духовных академий, 30 Духовных семинарий, 45 Духовных училищ, 1 Богословский институт, 2 Православных университета, 9 Подготовительных пастырских курсов, 3 Епархиальных женских духовных училища, 7 школ катехизаторов, 3 школы псаломщиц. Кроме того, имеются 11 регентских и 4 иконописные школы и отделения, а также только в Москве 123 церковноприходских воскресных школ.
       Богослужения совершаются в 436 храмах, не считая 65 часовен и 25 монастырских храмов, в 30 храмах оно еще не возобновлено, 34 храма не освобождены от прежних арендаторов.
       Всего в нашем непосредственном ведении - 556 православных храмов в Москве, 36 храмов монастырских подворий за пределами столицы и 32 храма в ставропигиальных монастырях, всего 624 храма.
       На приходах Москвы совершают свое служение 888 священнослужителей, из них 645 священников и 243 диакона. В ставропигиальных монастырях совершают служение 365 священников и 169 диаконов. С духовенством Москвы общее число священнослужителей составляет 1422 человека. <...>
       За текущий год мною совершено 228 богослужений, 3 архиерейские, 30 священнических и 5 диаконских хиротоний. Как и в прошлые годы, наибольшее количество богослужений пришлось на стольный град. В соборных храмах Московского Кремля за этот год совершено 23 богослужения. В Богоявленском кафедральном соборе - 16 богослужений, в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя - 45, в Троице-Сергиевой Лавре и ставропигиальных монастырях - 46, в храмах города Москвы - 63, в храмах и монастырях других епархий - 34. Всего 227 богослужений.
       В 2001 году Московскую Духовную Академию окончили 34 выпускника по стационару и 32 по заочному сектору. Из них 19 были удостоены звания кандидата богословия и 2 защитили дипломную работу. Духовную семинарию окончили 86 выпускников и 3 - экстерном, 96 - по заочному сектору. Регентскую школу при Московской Духовной академии окончили 26 выпускников и 4 - по заочному сектору, иконописную школу закончили 15 человек.
       Для служения в Московской епархии, в Синодальные учреждения и ставропигиальные монастыри было направлено 14 выпускников Академии (по стационару), 15 выпускников Семинарии, 3 выпускника иконописной и 14 - регентской школы.
       В настоящее время в Московской Духовной академии обучаются 163 студента, в Семинарии - 373, в Регентской школе - 122, в Иконописной школе - 80 учащихся.
       В текущем учебном году четыре курса Московской Духовной семинарии занимаются по новой, пятилетней программе. По окончании 2001/2002 учебного года выпуска в Московской Духовной семинарии не будет, так как нынешний 4-й курс перейдет на 5-й курс. Таким образом, в следующем учебном году в Московской Духовной семинарии завершится переход на новый, пятилетний учебный план.
       В Православном Свято-Тихоновском Богословском институте в настоящее время обучается на очном (дневном и вечернем) отделении 1226 человек, в том числе 7 священников и 3 диакона. На заочном отделении Института - 1939 человек, в том числе клириков - 444. Всего в Институте в настоящее время учится 3636 человек, в том числе 3165 студентов, 386 слушателей подготовительного отделения, 85 слушателей Центра духовного образования военнослужащих. Еженедельно в Институте проходит 75 лекций и 1025 семинаров. В течение учебного года было совершено 167 поездок в центры дистанционного обучения - филиалы Института (в среднем 4 поездки в неделю).
       17 июля 2001 года на заседании Священного Синода было благословлено открытие Сретенского Православного Духовного училища со статусом Духовной семинарии. В настоящее время в училище обучаются 44 студента.
       В Перервинской Духовной семинарии обучаются 34 человека. Число учащихся на Православных богословских катехизаторских курсах при Семинарии составляет 126 человек. В Николо-Угрешской Духовной семинарии в настоящее время обучаются 62 человека.<...>

* * *

       Мы живем в трудную эпоху, когда борьба добра и зла, борьба за православную веру в Истинного Бога, за христианские духовные ценности достигла чрезвычайной остроты. Христианская жизнь есть брань с духами злобы поднебесной, но кажется, что в наше время зло вышло из подполья и бесстыдно заявляет о своей победе над добром. Западный мир без покаяния и скорби сам именует себя постхристианским. Отречение от Христа и Его учения стало фактом для многих народов, а те, кто еще именует себя христианами, в действительности часто носят это имя формально и недостойны его.
       Не могу не остановиться на потрясшем весь мир трагическом событии уходящего года - чудовищном террористическом акте, происшедшем в Америке 11 сентября. Терроризм - величайшее зло нашего времени, страшный вызов, брошенный силами зла, самим адом всему человечеству. В руках сил зла террор и порождаемый им всеобщий страх есть инструмент для достижения или частных, узкокорпоративных интересов, или глобальной власти. Но в любом случае террор, от которого страдают ни в чем не повинные люди, есть насилие над человеческой личностью, пренебрежение священным даром жизни и с этой точки зрения - вызов Богу, Подателю жизни. Идеологи и исполнители террора пытаются прежде всего парализовать страхом волю людей, заставить общество капитулировать перед злом и затем диктовать свои условия всему миру.
       Духовный корень этого зла - в человеческой гордыне, в превозношении, сознании своей исключительности, в неуважении и нетерпимости к другим людям, их мировоззрению, образу жизни, традициям и обычаям. С этим мировым злом невозможно справиться в одиночку ни одному государству. Для противодействия терроризму необходимо объединиться всему мировому сообществу, всем государствам, всем религиям, всем общественным институтам. Мы осуждаем терроризм и призываем всех к осуждению, сдерживанию и искоренению этого зла всеми законными методами и средствами, дозволенными моральными и правовыми нормами. Всему мировому сообществу необходимо поставить терроризм как человеконенавистническую идеологию и практику вне закона и принять все необходимые меры к его преследованию и недопущению.
       В связи с темой терроризма не могу еще раз не остановиться на явлении нашей действительности, о котором я уже неоднократно говорил. В течение многих лет и до сих пор, даже после трагических событий у нас - в Москве, Волгодонске, Буденновске и в Америке - в Нью-Йорке и Вашингтоне, в средствах массовой информации, особенно электронных, продолжается пропаганда насилия, разврата, кровавой жестокости и убийств. На телевидении почти ни одного часа не обходится без показа того, как рекой льется человеческая кровь. Нас пытаются убедить в том, что человеческая жизнь ничего не стоит. В сознании людей, и особенно молодого поколения, такие фундаментальные ценности, на которых зиждется общество, как уважение к человеческой личности, сострадание, милосердие, превращаются в ничто. Планомерно размывая нравственное сознание, лишая человека его духовных корней, некоторые программы телевидения уродуют сознание человека. Тем самым те, кто пропагандирует кровь и насилие, становятся в один ряд с террористами.
       После терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне американцы резко изменили свою политику в телевизионной сфере. Были запрещены для показа и положены на полки десятки уже отснятых фильмов со сценами жестокости и насилия. На американском телевидении теперь лихорадочно ищут сюжеты, вызывающие положительные эмоции, формируют позитивных героев нашего времени. Там начали понимать, что теракты создаются сначала на экранах, формируются в воображении, а потом уже воплощаются в тысячах погибших.
       Другая картина на российском телевидении. У нас по-прежнему любое выступление против показа насилия пытаются квалифицировать как попытку ввести цензуру. Сказанное я не хочу ставить в упрек всему телевидению. Конечно, на нашем телевидении есть прекрасные, умные, добрые, светлые передачи, целые циклы таких программ. Мы встречаемся с замечательными людьми, богатыми душой, подвижниками и героями своего дела, людьми скромными, честными и талантливыми. За такие передачи хочется сказать искреннее, от всей души спасибо. Дай Бог, чтобы таких передач было больше.
       Скажу еще об одной нашей российской духовной и общественной язве, от которой у многих болит душа. В результате изменения общественного строя и экономических отношений в последнее десятилетие произошло резкое расслоение общества на сверхбогатое меньшинство и бедное большинство. Возросла социальная несправедливость. Более того, изменилась сама духовная атмосфера, менталитет населения. Главным мерилом и критерием все больше становятся деньги. Происходит коммерциализация всех сторон жизни. Люди становятся прагматичнее, жестче, циничнее.
       Явление это не новое в истории, но масштаб его сейчас огромен. Истоки этого, по учению православных подвижников, в неправильном отношении к богатству и вообще ко всему материальному. Завистливый и жадный человек всегда видит то, что есть у других и чего нет у него. Отсюда неудовлетворенность и погоня за достижением материальных благ. При этом человек нередко пренебрегает голосом своей совести и моральными запретами. Духовный человек поступает наоборот. Он не сосредотачивается на том, чего у него нет, не ропщет, не завидует, а бывает доволен и благословляет Бога за то, что у него есть. Вспомним притчу о мытаре и фарисее.
       Святейший Патриарх коснулся того, как в нынешних условиях должна действовать Церковь.
       Необходимо постоянно и ежедневно проявлять заботу и милосердие к немощным, одиноким, престарелым, насколько позволяют наши силы. Но надо помнить, что бедность так же часто развращает человека, как богатство. Необходимо развивать сеть приходских и епархиальных богоугодных заведений. Должны ли этими заниматься только священнослужители? Нет. Это дело всех верующих. Правильно поступают те клирики, которые привлекают к нему мирян-христолюбцев, воспитывают добрых помощников, которым можно поручить такое богоугодное дело.
       Необходимо также возвращать обществу высокие идеалы нестяжания, подвижничества и духовности. Христос в Евангелии сказал: ...какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит (Мф. 6, 26). Достигается это через внутренний уход от соблазнов мира, в мир молитвы и святости. Такие люди всегда были и есть. Они уходят от мира, но мир тянется к ним, ищет в них помощи, опоры и сил.
       Далее Его Святейшество подвел итоги последних десяти лет церковной жизни.
       Минуло десять лет свободного существования Церкви на территории нашего отечества. Причем надо особо отметить, что по некоторым позициям независимость от государства церковной жизни в наши дни не имеет аналогов в тысячелетней истории Русской Православной Церкви. Но это не значит, что Церковь как институт должна абстрагироваться от государства и жить в изоляции. Необходимо гармоничное взаимодействие с различными государственными структурами. Конечно, новые исторические реалии нуждаются в богословском осмыслении и разработке новых механизмов этого взаимодействия, в анализе десятилетнего опыта церковного строительства в новых условиях и оценке перспектив его дальнейшего развития и совершенствования.
       Главная наша проблема состоит в том, что в период семидесятилетних гонений Церковь не только лишилась сотен епископов, сотен тысяч священников и монахов, церковных учителей и профессоров, но и своего золотого фонда - ответственной церковной общественности. Надо ли говорить об утрате всего имущества, святынь, самой возможности нести слово Божие людям, совершать дела милосердия? Русская Церковь лишилась всех своих учебных заведений и после отделения школы от Церкви потеряла по закону право влиять на воспитание молодого поколения. Катастрофические нравственные, географические, экономические, этно-демографические, культурные и многие другие последствия этого нам хорошо известны.
       В довоенный период церковная организация практически перестала существовать, а общее церковное управление осуществлялось весьма ограниченно и постоянно регламентировалось государственным аппаратом. После войны ситуация несколько изменилась, была сделана попытка возобновить полноценное духовное управление - разумеется, в жестких и узких рамках, определенных государственной атеистической властью. Но на Церковь обрушились новые гонения, и она в который раз была лишена нескольких тысяч храмов и претерпела псевдореформу, превратившую священника из главы приходской жизни общины в наемника-требоисполнителя. Такое положение длилось почти тридцать лет и, конечно, сильно повлияло на приходскую и епархиальную жизнь Церкви.
       Празднование 1000-летия Крещения Руси показало, что Русская Православная Церковь жива, что она, несмотря на немыслимые препятствия, сумела сохранить свое место в современной жизни. В нашей стране и во всем мире это было воспринято как очевидная нравственная победа, которая, как показали дальнейшие события, стала неким поворотным моментом в истории.
       Святейший Патриарх говорил о труднейших проблемах, которые стоят перед Церковью в наше время.
       Испытание свободой для людей, выросших в условиях ее ограничения, порой не менее психологически и духовно трудно, чем другие жизненные испытания. Человек, привыкший действовать в строго отведенном пространстве, не может быстро переключиться на новые условия. Нечто подобное испытывают ныне все церковные люди. С одной стороны, небывалый за всю историю христианства рост монастырей и открытие новых приходов, появление новых церковных учебных заведений, возрождение церковного пения, иконописи, архитектуры, с другой - полная неподготовленность к таким изменениям не только мирян, но и священнослужителей, нехватка кадров духовенства, преподавателей Духовных школ; растерянность перед огромным валом людей, ищущих дорогу к храму. Видимо, в этом есть духовная закономерность, воистину жатвы много, а делателей мало (Лк. 10, 2).
       Люди, сегодня впервые обращающиеся к Богу и Церкви, не могут сделать скидку на наши немощи, на то, что Церковь только-только вышла из тяжелейшего исторического периода. Они ждут ответа на свои вопросы и христианского отклика на свои нужды, они ждут помощи. Господь сказал Своим ученикам: Вы дайте им есть (Мф. 14, 16). Серебра и золота нет у нас(Деян. 3, 6), но мы можем нести свет Истины и дарить свою любовь, а это дорогого стоит.
       В нашей огромной стране еще долго не будет хватать священников, поэтому пастырям, особенно настоятелям, к делам церковного строительства и просвещения надо привлекать активных и образованных мирян, как это всегда было в прошлом. Современный священник должен не только все уметь делать самостоятельно, но должен воистину стать ловцом человеков - для успешного развития церковного дела. При поддержке профессионалов из мирян силы и возможности пастыря удесятеряются.
       Приход может и должен стать не только местом встречи народа Божия за богослужением, но центром жизни православных семей и вообще всех членов церковной общины. Апостол призывает даже есть и пить во славу Божию, это говорит о том, что христиане должны стремиться воцерковить все свое бытие. Пастырь может помочь в этом мирянам. Но он обязан не только учить свою паству личному благочестию, но и заниматься строительством приходской жизни. Современные условия позволяют устраивать и создавать на приходах любые организации, заниматься любой полезной деятельностью. Но приоритетом должно быть духовное просвещение и служение милосердия. Любые усилия в этих направлениях принесут добрые плоды.
       Стоит подумать о создании в благочиниях общих просветительских центров, которые поддерживали бы все входящие в него приходы и получали от них отдачу. В этих центрах можно устроить катехизаторскую школу для взрослых, издавать местную газету, устроить радио-телестудию для вещания на район, организовать приют для беспризорных или богадельню для одиноких стариков. А может быть, в нашей Московской епархии следует создавать не только Синодальные, но и Московские епархиальные отделы образования, взаимодействия с армией, с правоохранительными учреждениями, отделы церковной благотворительности. Конечно, загруженность священника в таком большом городе, как Москва, очень велика, но и обязанности духовного окормления нашего народа во всех формах с нас никто не снимает. Душепопечение - это не только исповедь в тишине монастырской кельи, но многоразличное воздействие на души людей.
       Далее Святейший Патриарх подробно разобрал вопросы пастырского душепопечения, коснулся проблем, связанных с пропагандой зла и порока в нашем обществе, и способов борьбы с ними.
       В наше время пастырь более чем когда-либо должен являть свет Христов подвигом своей благочестивой жизни, самоотверженного, бескорыстного труда. Можно много говорить о разных концепциях нашей деятельности. Это несомненно нужно, но все это останется лишь бесполезными словами и докладами, если не засияет перед людьми свет живой любви, личного подвига веры, чистой семейной жизни, безвозмездного служения людям. Сегодня пастырь снова должен звать свой народ на подвиг, сегодня необходимо противостоять злу всем миром, не щадя своей жизни.
       Звать людей к Богу, вести их в Церковь, учить и воспитывать детей, кормить голодных и нищих, помогать болящим и одиноким, утешать скорбящих, ободрять унылых и малодушных, воздвигать падших, обращать заблудших - вот великое поприще пастыря во все времена земной истории, в наше же время, когда столь бесстыдно торжествует зло, - тем более. Ныне каждый священник должен быть миссионером и учить миссионерскому служению свою паству. Нужны миссионерские поездки в далекие глухие районы, где по-прежнему остается глад слышания слова Божия. Такие поездки может и должен организовывать каждый сильный городской приход, каждая духовная школа. Но не менее нужна внутренняя миссия: необходимо идти в больницы и дома престарелых, в детские дома и школы, нести туда веру и любовь, живое, теплое добро и бескорыстную помощь.
       Нужно учить нашу паству не оставаться равнодушной, когда рядом совершается грех и преступление. Нужно смело и активно противостоять злу всюду и всегда. Мы не можем молчать, когда растлевают наших детей, когда пропагандируют блуд и пьянство, когда узаконивают воровство и обман. Каждый христианин обязан противостоять всякой агрессии зла, должен громко и активно проповедовать добро.
       Пастырю необходимо сегодня говорить о красоте христианской семейной жизни и являть эту красоту. В доброй христианской семье в полноте раскрывается замысел Божий о человеке, является самоотверженная любовь, красота отношений между мужчиной и женщиной, между родителями и детьми. Только возродив христианскую семью, наш народ может вернуться к настоящей, достойной жизни. Более того, люди, потерявшие способность любить детей, сами себя обрекают на духовное бесплодие и даже уродство. Добрый пастырь всегда бывает окружен детьми. И он должен употребить все силы, чтобы подрастающее поколение было спасено Христовой верой, любовью к Матери-Церкви.
       Нам нельзя больше оставаться в расслаблении и спячке, в добродушном неведении опасности. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3, 20). Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его (Откр. 22, 12), - говорит Господь всем нам вместе и каждому из нас. Будем же добрыми воинами Христа Бога нашего и не пожалеем своих сил и самой жизни своей в подвиге пастырского служения.
       Затем Святейший Патриарх перешел к рассмотрению конкретных вопросов епархиальной жизни.
       В наше время жизнь приходских общин возрождается во всей полноте. Чем только не приходится заниматься священнику - строительством, издательской, торговой, социальной деятельностью, преподаванием, административной работой, решением юридических вопросов, возрождением церковных искусств, педагогикой, поиском благотворителей, установлением добрых отношений с государственными чиновниками и многим другим. Но за всеми этими делами, в суете будней священник не должен забывать о самом главном в своем служении - совершении Евхаристии и душепопечительстве.
       Есть минуты в жизни каждого прихода, которые важнее всего остального, есть общее дело, которое по своей значимости не сравнится ни с чем другим. Это общее дело, общее служение - Литургия, когда мы, отложив всякое житейское попечение, приносим Бескровную Жертву за грехи всего мира.
       Некоторые священники по разным причинам уклоняются от частого совершения богослужений, считая исполнение своей чреды тяжелой обузой, скучной и однообразной обязанностью. Но как может священник не любить служить?! Если церковная служба не является для него источником высшей радости, не является главным утешением во всех скорбях, если он сердцем не понимает, что, совершая Литургию, он соединяется со Христом, общается с Ангелами и святыми, входит в Царство Небесное, - разве может он быть священником?
       Священник не только сам должен относиться к литургическому служению как к главному делу своей жизни, но и у своей паствы должен воспитывать такое же отношение к службе. Священник должен научить своих прихожан благоговейному страху Божию, без которого пребывание в храме не будет спасительно для души. В проповедях, личных беседах нужно учить прихожан вдумываться в каждое слово, произносимое во время богослужения, объяснять смысл и значение священнодействий, призывать к активному и осмысленному участию в общей молитве. Предстоя престолу Божию и всецело посвящая себя молитве, священник не должен безразлично относиться к тому, что происходит в храме во время службы. Шум и разговоры в храме недопустимы. К сожалению, иногда сами священнослужители не являют должного примера мирянам, своим поведением в алтаре соблазняют других. Неуместные разговоры, обмен шутками, смех за алтарной преградой (даже если они и не слышны в храме) конечно же недопустимы.
       Особое внимание нужно уделить поведению в храме детей. Для большинства из них непосильны продолжительные службы. Родители должны следить за тем, чтобы посещение храма было для ребенка радостью, а не тягостным ожиданием, прерываемым вопросами: "Мама, мы скоро пойдем домой?" Ребенка нужно уводить из храма до того, как он устанет и начнет проситься домой, - об этом нужно напоминать родителям. В некоторых приходах есть правило: дети в храме стоят только рядом с родителями, вместе с ними подходят к Причастию, ко Кресту. Оставшись в храме без присмотра, дети часто начинают вести себя распущенно, беседуют друг с другом, заменяя молитвенное общение с Богом общением со сверстниками, которое не всегда носит мирный и спокойный характер, мешают другим молиться. Если же ребенок находится рядом с мамой или папой, они всегда могут помочь ему настроиться на молитву, объяснив самые важные моменты богослужения (конечно, шепотом, в кратких словах, не мешая другим).
       Горько бывает наблюдать, как мальчики, которых взяли в алтарь, чтобы помочь им полюбить службу, ведут себя крайне неблагоговейно. Мало ввести мальчика в алтарь, надеть на него стихарь, дать в руки свечу, научить подавать кадило - надо изучать с ним богослужение, напоминать о молитве, неукоснительно следить за его поведением в алтаре, пресекая неблагоговейное отношение к святыне. Оптинский старец преподобный схиигумен Антоний (Путилов) писал, вспоминая о своем детстве: "Я в то время ходил в церковь всегда, когда совершаема была Литургия, и всегда стаивал во святом алтаре. И в одно время, приласкавши меня, родитель мой спрашивал: к чему мне тебя готовить? То есть к какому занятию: к торговле, или к художеству какому, или к службе? Я отвечал: я, тятенька, хочу в попы. А родитель мне на сие сказал: в попы неученых не ставят, а ты у меня глупенький, ничего не знаешь. А я возразил: тятенька, попы в алтаре ничего не делают, только сидят, а читают и поют одни дьячки и диакон". Конечно, старец Антоний вынес из своего детства не только это впечатление, и оно не помешало ему стать благоговейным служителем Божиим. Но каждый священник должен помнить слова Спасителя: Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской (Мф. 18, 6).
       Если священник сам будет заниматься всеми делами на приходе, вряд ли жизнь прихода будет хорошо устроена. Не хватит ни сил, ни времени на решение всех проблем, на все разнообразные дела. Обязанность священника - подготовить и вдохновить своих прихожан на труды во благо Церкви и отечества. Священник должен найти и привлечь к церковному служению как можно больше людей.
       Конечно, эти люди должны быть не просто функционерами, а священник - не просто умелым администратором. Главное внимание нужно уделять не совершению внешних дел, а внутреннему устроению душ прихожан. Социальная, издательская, административная, строительная и другие виды деятельности приходской общины могут совершаться мирянами, но никто не может заменить пастыря и вместо него заниматься душепопечением. Это главная обязанность священника. Если будут устроены души пасомых, приложится и все остальное, будет успех и во внешних делах. Если же забыть о деле спасения и просвещения душ, то за внешне красивым фасадом будет скрываться мерзость запустения.
       Священник должен учить главной заповеди - о любви к Богу и ближнему, учить тому, как может прихожанин осуществлять ее в конкретных обстоятельствах. Борьба с грехом, изучение святоотеческого опыта борьбы со страстями и применение его в современной жизни, воспитание добродетелей, искусство молитвы - вот главные темы для бесед и поучений.
       По милости Божией, по молитвам Матери Божией, святых новомучеников и исповедников Российских наши московские храмы наполняются молящимися, год от года растет число прихожан. Но все же в многомиллионном первопрестольном граде количество людей, которые ходят в храмы по воскресеньям, совсем невелико по сравнению с общей численностью жителей Москвы.
       Задачей каждого священника является миссионерская деятельность во всех ее многообразных формах. Главное - встретить каждого человека, приходящего в храм, с любовью, не оттолкнуть его формализмом, резкостью, грубостью, невниманием. <...>
       Годы безбожия не прошли бесследно. Как мы видим сегодня, вытравить веру они не смогли, зато временный насильственный религиозный вакуум заполнился суевериями. Многие люди, искренне считающие себя православными верующими, остаются на уровне языческого сознания. Многие не считают зазорным гадание и экстросенсорику, верят в гороскопы, оправдывая это, например, тем, что в центре нетрадиционной медицины есть иконы. Неимоверным количеством суеверий окружены похороны, когда естественный страх перед смертью особенно сильно одолевает псевдоверующих людей. Здесь и закрывание зеркал, когда покойник в доме, а после выноса гроба с телом - перевертывание табуреток, на которых стоял гроб, нож поперек входной двери и другие суеверия, им же несть числа. Священнослужитель не только не имеет права потакать таким суевериям, тем более поддерживать их, но и просто оставлять их незамеченными. В случае, если по каким-то причинам священника приглашают в дом для совершения отпевания, следует сразу поставить условие: никаких суеверий. Тем более не следует допускать их в храме.
       Еще страшнее те суеверия, из-за которых многие умерли без покаяния. Это отношение к исповеди, причащению и елеоосвящению как к предсмертным ритуалам, после которых человек непременно умирает. Из-за этого больные люди максимально оттягивают приглашение священника на дом. Каждому священнику известны случаи запоздалого вызова на дом, когда умирающий уже не способен ни принести покаяние, ни принять сознательно Святые Дары, когда его уже поздно соборовать. Причина этих суеверий - в религиозном невежестве. Еще в начале прошлого столетия архиепископ Никон (Рождественский) писал: "Среди русской публики, превосходящей свои невежеством в Священном Писании все народы, можно городить относительно Библии какую угодно чушь". И это было сказано 90 лет назад в той, старой России. Что же можно сказать сейчас?
       Борьба с такого рода предрассудками - наша задача. Об этом надо говорить в проповедях, в беседах с людьми. Надо чаще обращать внимание на простые вопросы, касающиеся элементарных истин веры (на уровне христианского катехизиса), истолковывать текст Священного Писания, объяснять, что цель жизни верующего человека - спасение, а не избавление от сглаза и порчи, что угождение Богу - вовсе не в сжигании свечей в храме, что нет в Церкви понятий "свеча за здоровье" и "свеча за упокой", как бы ни было при этом страшно потерять часть дохода от продажи свечей.
       При борьбе с суевериями недопустимо искажение последований Святых Таинств, когда, например, при совершении Таинства Крещения в действе отречения от сатаны к словам чина добавляют: "...отрекаюсь от Кашпировского, Чумака и других экстрасенсов". Нужно объяснять людям, какой от этого может быть вред, но не следует искажать чинопоследование Таинства.
       Среди верующих также распространены апокалиптические настроения. Это характерно для конца каждого столетия. Мы пережили не только рубеж веков, но и тысячелетий, что еще больше усилило эсхатологические страхи. Об антихристе сейчас вспоминают даже больше, чем о Втором Пришествии Христа Спасителя. Сейчас эти настроения постепенно рассеиваются, но до конца еще не изжиты. К тому же они подогреваются слухами относительно введения ИНН.
       Совсем недавно в будние дни читалось второе послание к фессалоникийцам Апостола Павла. Там очень хорошо об этом сказано. Вспомним, что один из признаков Пришествия Христа - его внезапность. Если кто-то предсказывает дату Второго Пришествия, то этот человек лжец. Это предсказание - явный признак того, что в указанное время Второго Пришествия не будет. Не надо искать и признаков конца света - в Ветхом Завете много примеров того, что Господь по нашим молитвам может преложить гнев на милость. Наша задача не в том, чтобы гадать, когда это будет, а в том, чтобы быть к нему всегда готовыми и бояться греха.
       В наше время восстанавливаются храмы, возрождаются к жизни поруганные святыни, и это не может нас не радовать. Но намного важнее созидать храм человеческой души. Обучение основам веры должно начинаться с детства, но это обучение должно быть не сухим и схоластическим, а живым и образным. То, к чему приводит схоластическое обучение, хорошо видно по опыту прошлого. Видимо, не случайно в рядах революционеров были воспитанники Духовных училищ и семинарий. Беда сословного духовенства в том, что у детей священнослужителей отнюдь не всегда бывает призвание к пастырскому служению. А быть пастырем можно только по призванию.
       Нам надо учитывать ошибки прошлого и в первую очередь позаботиться о духовном воспитании наших прихожан. Несмотря на неоднократные обращения, приходится вновь констатировать, что в некоторых московских храмах воскресные школы держатся целиком на чьей-либо инициативе. Преподавание ведется зачастую скупо, сухим языком, а оно должно быть живым. Очень важно научить слушателей применять библейское учение в современной жизни. Преподавание религиозных основ детям должно быть образным. Полезно при этом советоваться со светскими педагогами-специалистами. Сотрудничество с местными организациями, школами, культурными учреждениями, организация выставок по церковной тематике, вечеров, посвященных памятным датам, концертов духовной музыки, более тесное общение со школьниками также способны оказать большую помощь в воспитательном процессе в воскресных школах.
       К сожалению, наблюдается ежегодное снижение числа учащихся воскресных школ. В годовых отчетах и особенно в списках на рождественскую елку и пасхальный концерт приходами даются завышенные цифры, в реальности численность учащихся намного ниже. Объяснить это можно двумя причинами: тенденцией к изменению вообще духовного мира общества в направлении к черствости и охлаждению ко всему духовному и формальным исполнением священнослужителями и мирянами своих обязанностей в воскресных школах, схоластическим неживым подходом к урокам и лекциям, неспособностью открывать детские и юношеские сердца для духовных знаний, общей пассивностью.
       Вынужден еще раз вернуться к старой теме, о которой говорилось на прошлых Епархиальных собраниях. Это неизжитая проблема крайнего консерватизма и крайнего либерализма в церковной среде.
       Как на наглядный пример либерализма можно указать на модернистские, низкие, ниже человеческого роста иконостасы, которые иногда сооружаются несмотря на достаточные размеры храма. Строители таких иконостасов объясняют это стремлением сделать для присутствующих в храме видимым, доступным все, что совершается в алтаре. "В церкви, - говорят они, - не должно быть ничего тайного, секретного. Все должно быть прозрачно и открыто". Иконостас для таких людей - стена, за которую прячутся в алтаре священнослужители, отгораживаясь от народа. Действительно, у Церкви нет секретов в общераспространенном понимании этого слова. В ней все для людей и все открыто. Но есть в ней Священные Таинства, которые доступны в своей спасительной сути не внешнему любопытному взору, а чистому и верующему сердцу. Традиционный высокий и закрытый иконостас - это не преграда, не стена, что-то закрывающая от нас, а знак небесного облака, сонма угодников Божиих, вводящего нас в святая святых.
       Глядя на изображенных на иконостасе святых, мы не только очи имеем горе, но и сердца и возвышаемся духом к Небу. Стоя внизу и вдалеке, мы смиренно сознаем свое недостоинство, свою немощь и греховность. Мы, грешные, земные, - внизу, а они, святые, - там, на Небе, и мы к ним стремимся. Когда иконостас ниже человеческого роста, то мы смотрим на святых сверху вниз, и это говорит о нашем самомнении и гордыне.
       Если такой либерализм можно объяснить простым непониманием людей мирских, светских, у которых еще недостаточно развито религиозное чувство, то неуемный церковный консерватизм, фундаментализм - явление не менее, а может быть, и более опасное для Церкви. Оно сопряжено со страхом перед всем новым и в какой-то мере есть вообще неприятие будущего, отрицание времени, в котором действует и постоянно творит новые формы Дух Святой. Абсолютизируя какую-либо эпоху и все, что в ней было, считая какую-либо страну или народ святыми, мы тем самым как бы ограничиваем действие Промысла Божия отдельным временем, местом, народом и клевещем на Бога, думая, что у Него есть хорошие и плохие времена, любимые и нелюбимые народы, дети и пасынки, призванные и забытые. Бог всем и всегда хочет спасения и блага. Оглядываясь постоянно на XV, или XVII, или какой-либо другой век и считая все существовавшее тогда в церковной жизни образцом, мы, подобно жене Лота, оглянувшейся назад, можем превратиться в соляной столп.
       Вот конкретные примеры распространенных чрезмерных увлечений стариной. Псевдомонастырское "умилительное" пение в приходских храмах при полном отрицании как нецерковных иных музыкальных стилей и направлений. Роспись храмов, даже построенных в XIX и XX веках, непременно под XVI или XVII век. "Канонизация" одного стиля или покроя одежды для верующих, например требование ко всем женщинам носить только платки, а мужчинам - только сапоги.
       Принципиально неправильно считать принятые в каком-либо веке нормы церковной жизни или какое-либо направление в богословии или церковном искусстве эталоном Православия. Все, что не искажает истин православной веры, не подменяет христианской морали и не противоречит в совокупности всему кодексу церковных канонов, приемлемо. В области церковной музыки мы принимаем как многочисленные знаменные монастырские распевы, так и произведения Львова и Турчанинова, Веделя и Кастальского, "Литургию" Чайковского и "Всенощную" Рахманинова, произведения других композиторов. Главное, надо иметь религиозное чутье и вкус. Пение должно быть молитвенным, неторопливым, но и не растянутым. И растянутое, и слишком быстрое пение одинаково раздражают и мешают сосредоточенной молитве.
       В области церковного искусства мы дорожим произведениями преподобных Феофана Грека, Андрея Рублева, Даниила Черного и Симона Ушакова, но не отвергаем и реалистическую живопись академистов Поленова, Маковского, Нестерова, Семирадского, Васнецова и многих других живописцев. Все вместе на протяжении многих веков они создают полноту церковной культуры. Каждый век вносит свое в раскрытие единой богооткровенной истины, которая в Церкви как хранительнице и истолковательнице веры и творчества остается самотождественной на всем протяжении христианской истории. Смысл христианского творчества - раскрывать вечные истины языком богословия, искусства по-новому, не внося ничего такого, что вступило бы в противоречие не со старым, а с вечным. Ни один век не умален перед Богом, ни одно поколение верующих не оставалось без благодати Святого Духа. Разве было в Церкви такое время, когда не было в ней святых и боговдохновенных творцов во всех областях жизни? Ни от чего из полноты церковного достояния мы не отказываемся.
       Мне не хотелось бы, чтобы мои слова поняли в смысле релятивизма, относительности истины, ее якобы изначальной неполноты или ее происхождения исключительно из человеческих начал. Нет, истины даны, открыты нам Богом и они - как Слово Божие, Его действие, Его воля - изначально обладают безотносительной, абсолютной, неисчерпаемой полнотой содержания.
       Необходимо сказать еще об одном неприятном явлении. В последнее время появилось довольно много, с позволения сказать, икон царя Иоанна Грозного, печально известного Григория Распутина и других темных исторических личностей, причем прекрасно изданных. Им составляются молитвы, тропари, величания, акафисты и службы. Какая-то группа псевдоревнителей православия и самодержавия пытается самочинно, "с черного хода" канонизировать тиранов и авантюристов, приучить не очень осведомленных людей к их почитанию. Неизвестно, действуют ли эти люди осмысленно или несознательно. Если осмысленно, то это провокаторы и враги Церкви, которые пытаются скомпрометировать Церковь, подорвать ее моральный авторитет. Если признать святыми царя Иоанна Грозного и Григория Распутина, то чтобы быть последовательными, надо деканонизировать, например, митрополита Московского Филиппа и преподобного Корнилия Псково-Печерского. Нельзя же поклоняться и убийцам, и их жертвам. Это безумие. Кто из нормальных верующих захочет оставаться в Церкви, которая одинаково почитает убийц и мучеников, развратников и святых?
       Если же такие люди действуют не вполне сознательно, а подчиняясь своим эмоциям, стремясь к сильной власти, олицетворяемой Иваном Грозным, желая увидеть наконец в России порядок, - а это оправданно при той атмосфере моральной неразборчивости и криминального разгула, которые царят в нашем государстве, - то им следовало бы понять элементарную истину, много раз доказанную историей: несправедливость и зло невозможно победить, искоренить внешним насилием и вообще каким бы то ни было другим злом. Корень зла не вне, а внутри человеческой души, в отсутствии или искажении моральных устоев, в греховной воле, в потемнении сознания. Победить зло, исправить жизнь можно только осознанным, глубоким покаянием, изменением всего строя жизни, возвращением на путь добра и правды, то есть к Богу.
       Кратко остановлюсь также на принципах нашего отношения к тоталитарным и другим сектам, к расколу и ересям. Ереси, расколы, секты, их учение и практику можно и нужно научно, богословски разбирать, обличать и показывать их пагубное воздействие на человека, их несовместимость с делом вечного спасения. Если поле заросло сорняками, их первым делом выпалывают. Но если с большим трудом очищенное от сорняков поле не засеять полезными, добрыми семенами, оно в короткое время вновь зарастет сорной травой.
       Второй, часто более продуктивный путь борьбы с сектами, ересями и расколами - полнее раскрывать сокровища Православия для людей, делающих свой духовный выбор. Необходимо увидеть и показать другим живущую в нем Божественную Истину, открыть людям красоту и благоухание святости. Надо полюбить Церковь всем своим существом. Это самый надежный путь возвращения в лоно Церкви всех заблуждающихся.
       Священник не должен оправдывать проявления зла, порока ни за какие мнимые или реальные, материальные блага. Он не должен участвовать во лжи или зле ни в какой форме. Между добром и злом, правдой и ложью не может быть компромиссов. Компромисс в делах веры или компромисс с совестью - это религиозное и моральное предательство, духовный блуд. В случае необходимости надо исповеднически, мужественно отстаивать свою веру, не оскорбляя, не унижая при этом других людей. Надо стараться со всеми быть ровным, доброжелательным, кротким и смиренным, потому что всякий человек, каким бы он ни был, если он призван Богом к бытию, есть носитель образа Божия, перед которым мы должны благоговеть.
       Многие приходы ограничиваются в исполнении своей духовной роли стенами храма, а вне стен храма - исполнением треб. Но выходить за пределы прихода нужно не только с тем чтобы освящать банки, магазины и иномарки, но и для того чтобы организовывать диалог с обществом - устраивать беседы на предприятиях, в школьных и дошкольных учреждениях, ведь люди везде нуждаются в евангельской вести.
       К сожалению, по-прежнему есть случаи, когда священники, увлеченные личным обогащением, стремятся направлять появляющихся в приходе благодетелей на решение своих личных проблем, а не на решение приходских вопросов.
       Клирики прихода, рядовые священники и диаконы, не должны быть безразличными к жизни прихода, к его нуждам. Они должны вкладывать душу в жизнь Церкви, а не быть наемниками: отслужил службу - и убежал. Они должны быть ближайшими помощниками настоятеля, а то получается, что простые миряне безвозмездно делают очень многое в храмах, а клирики, которые получают зарплату, озабочены только ее повышением, и отдача от них очень мала.
       Имеют место факты подрабатывания священников на кладбищах и в моргах городских больниц даже там, где рядом есть действующие храмы и часовни, при этом зачастую они отговаривают людей обращаться в храм, предлагая оказать услуги дешевле и быстрее.
       В последнее время в Патриархии все чаще раздаются телефонные звонки из налоговых инстанций с вопросом, куда поступают деньги, получаемые этими священнослужителями за совершенные ими требы. Большинство этих клириков служит в центральных храмах и обителях Москвы и, как нам известно, никаких средств в бюджет храмов и обителей от них не поступает. Пусть для них не будет удивительным внезапное появление по месту их жительства или служения работников налоговой полиции со всеми вытекающими отсюда последствиями. Пир таких обстоятельствах мы не станем защищать злоупотребляющих своим положением клириков от законных санкций.
       Большим соблазном для простого верующего народа, живущего в нищете, являются подчеркнутые роскошь и благоденствие, свойственные ряду священнослужителей нашего стольного града. Это, как мы отмечали уже на предыдущих собраниях, проявляется и в поведении, и в одежде, и в пользовании предметами роскоши - например, в приобретении дорогих иностранных машин. Далеко ходить не нужно. Достаточно выйти из этого зала и можно увидеть множество автомашин, преимущественно иномарок, которые вызывают столько нареканий. Как правило, звучит один ответ: подарили. Дарят многим, но одни, продав эти машины, средства жертвуют на реставрацию храмов, другие - наоборот, не отреставрировав храм, покупают дорогие иномарки, квартиры, строят роскошные дачи, что вызывает нарекания в адрес Церкви.
       Есть священники, которые служат на приходе, делая его своей вотчиной, устраивают там "семейный подряд" и не хотят, чтобы был назначен второй священник, несмотря на то, что храм может обеспечить ему содержание. Такого священника невозможно задействовать в общей церковной жизни Московской епархии. Его трудно назначить на службу в другой храм или на какие-либо другие церковные послушания. В таких храмах, как правило, затягивается Божественная литургия, так как это связано с исповедью: подобный настоятель не в состоянии уделить должного времени кающимся.
       Подобное явление наблюдается иногда и в многопричтовых приходах, когда образуется такой же "семейный подряд", что осложняет и будоражит жизнь прихода.
       Священник, а особенно настоятель, призванный умиротворять жизнь в приходе, порой не только не делает этого, а наоборот, нагнетает напряженность в приходе, вовлекая в создаваемое им противостояние множество прихожан, которые для достижения своих целей обращаются к "внешним", забывая о той ответственности, которую священник по каноническим правилам несет даже если данное обращение следует не от него непосредственно, а от его духовных чад.
       Имеется случай, когда при подобном противостоянии настоятель храма пытался полностью игнорировать указания отца благочинного, викарного архиерея и даже нашу резолюцию.
       Ряд священнослужителей, имеющих кроме основного прихода дополнительное послушание - возрождать или строить новые храмы, часто под предлогом своих новых обязанностей уклоняются от совершения служб и треб в основном храме, растягивая процесс строительства или возвращения храма Церкви на многие годы.
       Нередко священнослужители совершенно не участвуют в социальном служении Церкви. Некоторые приходы устраняются от дел благотворительности - например, от сбора одежды, бывшей в употреблении, при этом люди часто обращаются в Патриархию с вопросом: "Кому можно отдать одежду?"
       По-прежнему в дневное время закрыты некоторые московские храмы, в открытых же храмах часто некому бывает ответить прихожанам на вопросы - там никто не дежурит, и это несмотря на наши неоднократные указания.
       Все чаще многие невоцерковленные люди посещают храм во внебогослужебное время. Сама атмосфера храма располагает к тому, чтобы человек задумался, помолился, как умеет, и умиротворенным ушел из храма. Поэтому недопустимо, чтобы храмы были закрыты в течение всего дня.
       Многим священникам приходится заниматься строительством церковных зданий, воссозданием, реставрацией храмов. В связи с этим непростым и хлопотным делом, требующим и времени, и умения, и терпения, приходится общаться со многими светскими людьми, от которых часто зависит успех строительства. Надо научиться говорить с ними без заискивания, лести и лукавства, не роняя своего священнического достоинства, говорить честно и правдиво. И главное, понапрасну не суетиться, не превращаться в прораба, чтобы материальные заботы не вредили духовному устроению. Пастырю следует всегда возгревать в своей душе молитвенное настроение, смиренно очищать сердце покаянием. На кого Я призрю, - говорит Господь, - на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим (Ис. 66, 2).
       Каждодневно в храм приходят люди в поисках ответа на вопросы, связанные с православным вероучением и ролью Церкви в жизни общества, часто смущенные средствами массовой информации, а также сектантской литературой. Поэтому каждому священнику просто необходимо иметь материалы Архиерейского Собора 2000 года, особенно "Основы социальной концепции Русской Православной Церкви". Этот документ полностью отвечает на многие беспокоящие современного человека вопросы.
       Перечисленные мной недостатки до сих пор, к сожалению, встречаются в жизни некоторых приходов, однако, слава Богу, не везде. Есть немало приходов и священнослужителей, которые достойно выполняют миссию Церкви в современном обществе, несут свидетельство о Боге и вере, достойно исполняют свои обязанности, отдают все свои силы и способности церковному служению.
       В Великую Субботу, перед праздником Святой Пасхи, я по традиции посещал московские приходы. В нынешнем году их было четырнадцать. Многие храмы своим убранством, украшением Святой Плащаницы и подготовкой к празднику Пасхи нас порадовали. Но в ряде храмов создавалось впечатление, что наше обращение по поводу благоукрашения Святой Плащаницы и храмов к празднику Святой Пасхи осталось неуслышанным: одна-две вазочки с полуувядшими цветами у Святой Плащаницы и никаких признаков благоукрашения храма к празднику.
       В то же время после праздника Пасхи в текущем году на Наше имя поступила благодарственное письмо Международной благотворительной общественной организации "Вера, надежда, любовь" (это общество милосердия, действующее в тюрьмах) за проведение благотворительной акции по сбору в двенадцати храмах Москвы пасхальных пожертвований для узников (крашеных яиц, куличей, денежных средств). Подчеркивая положительное значение возрождения древней традиции милосердия к узникам, они напомнили нам слова Христа Спасителя: ...в темнице был, и вы пришли ко Мне (Мф. 25, 36). К сожалению, таких пришедших оказалось оказалось только двенадцать, но их усилиями было собрано 6 000 крашеных яиц, 14 коробов с куличами, денежных пожертвований на сумму 50 241 руб. Надеемся, что в будущем году их станет значительно больше.

* * *

       Несколько слов мне хотелось бы сказать о монастырях и монашестве. В уходящем 2001 году продолжилось становление иноческой жизни во множестве монастырей нашей Церкви. В течение года Священным Синодом было преподано благословение на открытие четырех мужских и пяти женских обителей. Главным образом, это исторические святыни, претерпевшие поругание и забвение в XX веке. В то же время возрастает число вновь создаваемых монастырей. Некоторые братства и сестричества формируются на базе архиерейских подворий и приходов, которые в последующем вырастают в монашеские общины. Таковы, например, Спаса Нерукотворного пустынь в Козельском районе Калужской епархии, Тихвинский Бузулукский женский монастырь в Оренбургской епархии, Свято-Серафимовский мужской монастырь во Владивостоке.

 

       Монашеские обители во все времена были и остаются опорой правящего архиерея в устроении церковной жизни в епархии. По данным на сентябрь текущего года, в епархиальных монастырях Русской Православной Церкви на территории Российской Федерации проходят послушание более семи тысяч насельников, в ставропигиальных - около тысячи.
       Возрождение обителей неизменно сопутствует росту исторического и духовного самосознания народа, свидетельствует о возрастающей церковности нашей всероссийской паствы. Если святыни восстанавливаются, если строятся новые храмы, значит, в них нуждается народ, значит они востребованы. Мы знаем, как наполняются монастырские храмы в часы богослужений, как велико число верующих, которые стремятся приблизиться к той высоте духа, которой должна жить каждая монашеская обитель. В духовной жизни монашествующие призваны быть передовым отрядом воинов Христовых, примером служения Богу и ближним, должны являть свет пред людьми, чтобы, по слову Спасителя, они видели их добрые дела и прославляли Отца... Небесного (Мф. 5, 16).
       Высоко призвание инока. Труден и тернист его путь, ибо это самый прямой путь примирения человека с Богом. Но современный мир характеризуется неисчислимыми соблазнами и беззакониями, отступлением от правды Божией и подменой ее правдой человеческой. Ныне, на рубеже веков, стало возможным столь глубокое попрание нравственных норм, о котором трудно было даже помыслить в недавние десятилетия. И как не вспомнить евангельское предречение о том, что по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь (Мф. 24, 12). Мы с сожалением вынуждены констатировать, что сегодня это относится и к монашествующим. Охлаждение любви, отсутствие стремления глубоко понять суть монашества, недостаточно ответственное отношение к избранному пути иноческого делания порождает в братствах и сестричествах ряд негативных тенденций.
       По-прежнему остро стоит проблема духовничества, особенно в женских монастырях. Нередко духовник не содействует устроению внутренней жизни обители, а стремится реализовать собственные властные претензии, забывая при этом, что он не вправе вмешиваться в управление монастырем. Основная задача духовника - направлять монашествующих и послушников на путь духовного делания, созидания себя в смирении, послушании и нестяжании. Есть о чем задуматься нашим пастырям, если по-прежнему не хватает опытных, а главное неравнодушных к пасомым, ревностных, любящих духовников, способных бережно и терпеливо вести человека к Богу, поддерживать новоначальных в их первых шагах на монашеском пути. Мы не раз говорили о так называемом младостарчестве. Совершенно недопустимой, противоречащей традиции Церкви следует считать позицию отдельных духовников, которые ограничивают Богом данную человеку свободу, навязывают пасомым свою волю и фактически ведут их не к Богу, а к себе. Таким пастырям необходимо понять, что своим неправильным настроением и сомнительным подходом они не только удаляют человека от спасительного пути, но и разрушают мир в обители. Хочу обратить внимание наместников и настоятельниц монастырей на то, что к каждому насельнику необходимо проявлять чуткость, индивидуально решать вопрос о необходимости посещений насельниками их духовников, часто находящихся вне пределов данной обители.
       Особо скажу о нестяжании. Поступающий в монастырь должен глубоко сознавать, для чего он пришел в обитель и к какой цели он должен стремиться. Становится все более распространенной тенденция устроения в монастырях беззаботной, сытой и комфортной жизни, когда насельник подвизается не во славу Божию, но заботится более о своем земном благополучии, радеет не о духовном делании и благе обители, а руководствуется личными интересами. Кельи некоторых монашествующих, невзирая на замечания и прещения со стороны монастырского начальства, превращаются в роскошные апартаменты с дорогой мебелью, холодильниками, а нередко и видеомагнитофонами и телевизорами. Монашествующие священнослужители имеют в собственности автомобили и квартиры, причем получают их не только в наследство от родственников, но приобретают, находясь на послушании в монастыре! Откуда, спрашивается, у монашествующих такие средства? И это в то время, когда абсолютно все возрожденные обители нуждаются в финансах на проведение ремонтно-восстановительных работ. О какой аскетике, о каком подвижничестве и соблюдении монашеских обетов здесь можно говорить? Согласуется ли это с традицией русского монашества? Ответ очевиден. Евангельское предостережение тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет (Лк. 12, 21), известно каждому. Кроме того, роскошествование и любостяжание служат соблазном как для насельников обители, так и для мирян. Бог - Судия таким горе-подвижникам.
       В монастырях приобретает все большую остроту проблема нетрезвого образа жизни. Пристрастие к винопитию стало проявляться даже среди насельниц женских обителей. На это негативное явление надлежит обратить самое серьезное внимание наместникам и настоятельницам монастырей, а также духовникам. Меры воздействия в таких случаях известны: это и перевод на другое послушание, и временное лишение монашеских одежд, и изменение условий проживания в обители, о чем нет нужды говорить подробно. Необходимо только помнить, что всякая строгость должна быть продиктована любовью, ибо не здоровые имеют нужду во враче, но больные (Мк. 2, 17).
       Святые отцы учат, что духовная жизнь инока становится благоуспешной в том случае, если он научается отсекать свою волю. Святой Иоанн Лествичник в "Слове о послушании" говорит: "Кто упорно желает настоять на своем мнении, тот да знает, что он одержим диавольским недугом", то есть гордостью (Леств. 4, 48). На протяжении веков правилу о неукоснительном послушании следовали святые иноки-подвижники. Наместникам и настоятельницам хорошо известно, сколь серьезно стоит вопрос о послушании в возрожденных обителях, особенно среди новоначальных послушников и иноков, не получивших в детстве христианского воспитания и имеющих небольшой опыт церковной жизни. Непослушание приводит к самовольным выходам и оставлению обители и проявляется даже по отношению к правящему архиерею. К таковым "послушникам" применимо апостольское слово: Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами (1 Ин. 2, 19). Наместникам и настоятельницам следует внимательно и рассудительно относиться к приему поступающих в монастырь и особенно ответственно подходить к ходатайствам о пострижении и рукоположении в священный сан.
       Внутренние проблемы монашеской жизни известны были и в прежние времена. Тревожит то, что некоторые негативные явления приобретают тенденцию к укоренению. Конечно, все мы дети своего отечества, и многое в жизни обителей связано с общей ситуацией в стране и в мире. Однако каждый монах должен помнить о своих обетах, принесенных Богу, и не оправдывать себя, а помышлять о том, каким он предстанет на Суд Божий. Слова Господа нашего Иисуса Христа: соль - добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее? - обращены к каждому христианину, и тем более к каждому иноку, ибо от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 14, 34; 12, 48).

* * *

       Завершая свое обращение, в котором я постарался кратко охарактеризовать события, которыми был насыщен уходящий год, хочу завершить его вдохновенными поэтическими словами святителя Григория Богослова, обращенными к священнослужителям: Приносяще бескровные жертвы иереи, достославные приставники душ, вы, которые на руках своих носите создание Великого Бога, приводите человеков в преимущественное единение с Богом, вы - основания мира, свет жизни, опора Слова, тайноводители в жизнь светлую и нескончаемую, христоносцы... Остановите зло, друзья мои! Перестанем обременять себя злочестием. Да будет, наконец, почтен Бог святыми жертвами (Песнопения таинственные к епископам).
       Я благодарю архипастырей, наместников, настоятелей и настоятельниц монастырей, настоятелей храмов Москвы, членов Приходских советов, которые осуществляют свое служение в стольном граде, за труды, которые понесены ими в году уходящем, и молитвенно желаю, чтобы помощь Божия сопутствовала всем вам в году грядущем, чтобы праздник Рождества Христова был радостным и светлым для всех, чтобы помощь Божия, здоровье, силы и мудрость сопутствовали вам в вашем служении в грядущем году и во все будущие годы жизни.
       Поздравляю всех вас с наступающим новолетием, с грядущими великими спасительными праздниками Рождества Христова и Богоявления.
      
       Затем Святейший Патриарх ответил на заданные ему вопросы.

http://www.srcc.msu.ru/bib_roc/jmp/02/01-02/05.htm