Выступление на Епархиальном собрании (2002 г.)

Ежегодное Епархиальное собрание города Москвы 2002 года (проходило в 2003 году)

25 марта 2003 года в Зале Церковных Соборов Храма Христа Спасителя состоялось очередное ежегодное Епархиальное собрание города Москвы.

Традиционное Обращение правящего епископа, каковым для Москвы является Святейший Патриарх, в связи с болезнью Его Святейшества Алексия II было оглашено митрополитом Солнечногорским Сергием, Управляющим делами Московской Патриархии, и архиепископом Истринским Арсением, викарием Святейшего Патриарха. Ниже приводится полный текст указанного Обращения, которое будет также опубликовано в “Журнале Московской Патриархии”.

Сердечно приветствую Преосвященных архипастырей, представителей ставропигиальных монастырей, настоятелей, клириков и членов Приходских советов града Москвы, собравшихся на это традиционное ежегодное Епархиальное собрание, которое на этот раз проходит в необычное время.

Прежде мы собирались в середине – конце декабря, в преддверии Нового года и праздника Рождества Христова. Причиной отсрочки послужила серьезная болезнь, внезапно постигшая Меня прошедшей осенью, и множество неотложных дел, которые скопились за это время. Я благодарен всем вам и всему православному народу Божию за ваши молитвы о Моем выздоровлении, которые Я всегда чувствовал и которые, по милости Божией, даровали Мне силу преодолеть болезнь и вернуться в полной мере к исполнению Патриарших обязанностей.

Сегодня, подводя итоги церковной жизни и Нашей деятельности за истекший 2002 год, который, как и предыдущие годы, был насыщен многими благоприятными для Церкви событиями, Мне хотелось бы в первую очередь напомнить о том, что в продолжение года, кроме совершения богослужений, ежедневных приемов и участия в различных мероприятиях, Мы посетили 10 епархий: Минскую, Гомельскую, Брестскую, Новосибирскую, Томскую, Рязанскую, Тамбовскую, Костромскую, Санкт-Петербургскую и Астраханскую.

В Минске в мае 2002 года Нами был освящен Дом милосердия, который, усилиями митрополита Филарета, стал одним из крупнейших в Европе центров социальной работы. Надеемся, что такой центр будет со временем построен и в России. Побывав в Жировицкой Духовной академии, Мы еще раз убедились в том, что богословское образование в Белоруссии успешно развивается. Запомнилось посещение города Барановичи, где десятки тысяч людей вышли на улицы, явив тем самым братские чувства к русскому народу.

В дни славянской письменности и культуры Мы возглавили в торжества в Новосибирске, где 24 мая, в день святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, в крестном ходе участвовало более 12 тысяч верующих. Примечательно, что эти торжества впервые состоялись за Уралом, в столице Сибири. В прежние годы, как правило, столицей празднования становился один из городов центральных регионов России.

Посещение Томской епархии стало продолжением нашей архипастырской поездки по Сибири. Особенно запомнились встречи со студентами Томского университета и других учебных заведений, где, как обычно, молодежь задавала много вопросов. Наши встречи со студенчеством показывают, как много молодых людей воцерковилось за последние годы. И это отрадно. Напомню, что во время поездки Мы обсуждали возможность открытия в Томске Духовной академии, что, как вы знаете, планировалось еще в начале XX века, однако тогда этим планам помешали события 1917 года. Нам также была предоставлена возможность наблюдать за ходом работ по восстановлению Кафедрального собора Томска.

В Рязани в ушедшем году состоялись незабываемые, дорогие каждому православному сердцу события – мощи святителя Феофана Затворника Мы перенесли из села Еманнуиловка в Вышенский монастырь, где святой подвизался более двадцати лет. На крестный ход собрались монашествующие из Троице-Сергиевой Лавры, с Афона, Киево-Печерской Лавры, из многих древних обителей. В Рязани и Касимове мы также освятили Кафедральные соборы после их восстановления и реставрации.

9-12 июля в Санкт-Петербурге мы молились у святынь Северной столицы – в храме Смоленской иконы Божией Матери, в Казанском соборе и в Иоанновском монастыре, а также посетили ряд приходских храмов. В частности, мы встретились с прихожанами Успенского храма на Малой Охте, построенного в память о жертвах блокады.

10 и 11 июля Мы побывали на Валааме в дни престольного праздника обители. Напомню, что возрождение наших древних северных обителей требует постоянных усилий и обязательного взаимодействия Церкви, государства и общества. Ставшие уже традицией наши летние паломничества в Спасо-Преображенский монастырь оказывают бесценную духовную поддержку в нелегких Первосвятительских трудах.

С 1990 года Мы трижды побывали на Тамбовщине. Наша третья поездка в августе прошлого года стала последней встречей с архиепископом Евгением. Возглавляя епархию с 1987 года, он очень много сделал в ней для возрождения Православия. Мы вместе побывали в Воскресенском женском монастыре, освятили новое здание Епархиального управления. Это были дни памяти святителя Питирима, Небесного покровителя Тамбовщины, и мы много вспоминали, как в конце 80-х годов прошлого века с большим трудом удалось вернуть из музейных хранилищ честные мощи святителя Питирима.

В конце августа Нас гостеприимно принимали в Костромской епархии. Около 40 тысяч верующих участвовали в крестном ходе с чудотворной иконой Феодоровской Божией Матери. Мы вновь побывали в Ипатьевском монастыре, который в настоящее время еще не до конца передан Церкви.

Наша пастырская поездка в Астрахань, приуроченная к празднованию 400-летия этой первой южной епархии Русской Православной Церкви, совпала с трагическими событиями в Москве, где террористы захватили театральное здание на Дубровке. Мы возносили усердные молитвы о спасении безвинно страдающих людей.

В каждой из наших поездок Мы привлекали внимание руководителей регионов, научной и церковной общественности, студенчества к изданию “Православной энциклопедии”. Наши встречи в регионах показали, что сегодня этот проект действительно стал общенациональным. На местах созданы региональные редакции на базе академических центров, архипастыри тех епархий, где мы побывали, искренне стараются поддержать это важное для всей Церкви начинание. В Наших поездках участвовали и сотрудники Церковно-научного центра из Москвы во главе с Сергеем Леонидовичем Кравцом.

Помимо архипастырских посещений епархий, в ушедшем году было немало важных событий и встреч.

Назову лишь некоторые из них. Заметным событием в многовековой истории Свято-Троицкой Сергиевой Лавры стало восстановление в ней исторического колокольного звона. 4 сентября Мы присутствовали на подъеме колоколов в Лавре. Надо напомнить, что такие события для нашего поколения имеют особое значение – ведь десятилетиями атеистическая власть запрещала колокольный звон в наших храмах. Нам радостно видеть, как сегодня восстанавливаются и знаменитые звонницы, и само искусство колокольного звона.

С таким же чувством Мы участвовали в другом празднике – 70-летии выхода в свет первого номера “Журнала Московской Патриархии”. Хотя сегодня православная периодика насчитывает несколько сот названий по всей России, мы не забываем о тех временах, когда жертвенными усилиями небольшой группы редакторов и журналистов, под давлением цензуры выпускался в свет единственный печатный орган нашей Церкви.

В 2002 году в России вновь побывал Патриарх Сербский Павел. Каждый приезд в Россию этого подвижника и молитвенника становится большим событием для российских православных.

Как вы знаете, наши отношения с Финской Православной Церковью во второй половине 90-х годов были осложнены из-за дискриминации по отношению к Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата. Для нас важно, чтобы все эти осложнения остались позади, и Мы рады были приветствовать в Москве 16 июля, вскоре после его интронизации, Предстоятеля Финской Православной Церкви Архиепископа Льва.

По уже сложившейся традиции в ушедшем и настоящем году Мы открывали Десятые и Одиннадцатые Международные Рождественские чтения в Кремле. Мы придаем большое значение Рождественским чтениям, поскольку они привлекают общественное внимание к проблемам преподавания основ православной культуры.

Основные проблемы государственно-церковных отношений обсуждаются Нами во время встреч с лидерами российского государства, с региональными руководителями. 25 января и 23 февраля 2002 года состоялись встречи с Президентом России Владимиром Владимировичем Путиным. Во время моего недомогания в конце года Президент России проявил искреннюю тревогу и заботу, посетив Центральную клиническую больницу. 23 сентября Мы встречались с главой Совета Федерации Сергеем Михайловичем Мироновым и среди прочих вопросов обсуждали вопрос о земле в связи с принятием Земельного кодекса, в котором в настоящее время не нашла должного решения проблема земельной собственности храмов и монастырей. Продолжается Наше многолетнее и плодотворное сотрудничество с Правительством Москвы. 23 сентября Мы обсудили насущные вопросы с мэром столицы Юрием Михайловичем Лужковым.

Мы придаем большое значение международным контактам. Безусловно, особую роль играют Наши постоянные контакты с руководителями государств, в которых Православие является доминирующей конфессией. Большим событием в июне стала встреча с премьер-министром Болгарии Симеоном Сакс-Кобург-Готским, который впервые побывал в России с официальным визитом. Для Нас важно было получить подтверждение, что поддержка канонической Церкви является принципиальной позицией болгарского руководства. Мы также встречались с Президентами Молдовы и Белоруссии, с руководством ряда других стран Восточной Европы.

23 февраля, 8 мая и 22 июня Мы, по сложившейся уже традиции, приняли участие в возложении венков к могиле Неизвестного солдата.

Прежде чем говорить о церковно-приходской жизни, хочу сообщить основные статистические данные.

В настоящее время Русская Православная Церковь насчитывает 131 епархию. Число архипастырей на сегодняшний день – 155, из них 128 епархиальных и 27 викарных, 12 архиереев находятся на покое.

Действует 295 мужских и 319 женских монастырей, итого – 614 монастырей, не считая 160 монастырских подворий и 38 скитов.

На территории России числится 16 195 приходов, на которых служат 14 000 священников и 3480 диаконов, всего – 17 480 священнослужителей (с учетом Украины количество приходов значительно увеличивается).

В Москве по-прежнему остается 4 мужских и 4 женских монастыря.

В Нашем ведении находятся 24 ставропигиальных монастыря.

Количество Духовных учебных заведений Русской Православной Церкви на конец года составляет: 5 Духовных академий, 32 Духовные семинарии, 43 Духовных училища, 1 Богословский институт, 2 Православных университета, 6 Подготовительных пастырских курсов, 2 Епархиальных женских духовных училища. Кроме того, действуют ряд регентских и иконописных школ и отделений, а также только в Москве 135 церковно-приходских воскресных школ.

В Москве 560 православных храмов и часовен. Из них 342 приходских храма, 65 часовен, 113 Патриарших и 40 монастырских подворий. Богослужения совершаются в 353 храмах, не считая 65 часовен и 22 монастырских храмов, то есть всего в 440 храмах и часовнях. В 30 храмах богослужение еще не возобновлено, 34 храма не освобождены от прежних арендаторов, 52 храма строится.

Кроме имеющихся в Нашем ведении 560 православных храмов в Москве, есть 40 храмов монастырских подворий за пределами столицы и 32 храма ставропигиальных монастырей, итого – 632 храма.

На приходах города Москвы совершают свое служение 959 священнослужителей, из них 675 священников и 284 диакона. В ставропигиальных монастырях служат 350 священников и 176 диаконов. Общее число священнослужителей – 1485 человек.

Клир города Москвы за прошедший год пополнился на 71 человека, хотя не было выпуска в Московской Духовной семинарии, перешедшей с 2002 году на пятилетнее обучение. Клир пополнили выпускники Московской Духовной академии, лица, рукоположенные по рекомендациям настоятелей московских храмов и обителей, а также клирики из иных епархий.

Но не только пополнение клира сопутствовало нам в текущем году, но по разным причинам многих мы и потеряли. Семь клириков были почислены за штат, трое перешли в другие епархии, три клирика запрещены в священнослужении. Шесть клириков Московской епархии отошли в мир иной. Всемилостивый Господь да упокоит их в Селениях праведных.

Участники собрания пропели почившим священнослужителям “Вечную память”.

За текущий год Нами совершено 184богослужения, 6 архиерейских, 25 священнических и 1 диаконская хиротонии. Остальные диаконские хиротонии в прошедшем году совершали Наши ближайшие помощники – викарные епископы.

Как и в прошлые годы, наибольшее количество совершенных Нами богослужений пришлось на стольный град. В соборных храмах Московского Кремля за истекший год Нами совершено 22 богослужения. В Кафедральном соборном храме Христа Спасителя – 38, Богоявленском Кафедральном соборе – 11, Троице-Сергиевой Лавре и ставропигиальных монастырях – 26, в храмах города Москвы – 24, в храмах и монастырях других епархий – 63.

Говоря о пополнении клира города Москвы за счет выпускников Московских Духовных школ, Нам хотелось бы привести некоторые данные.

Подготовка кандидатов священства для Москвы осуществляется Московскими Духовными академией и семинарией, Православным Свято-Тихоновским богословским институтом, а также Николо-Угрешской, Сретенской и Перервинской Духовными семинариями. В 2002 году Московскую академию окончили 43 выпускника очного отделения, 39 выпускников по заочному сектору, из них степень кандидата богословия была присвоена 23 выпускникам. В Московской и Николо-Угрешской Духовных семинариях выпуска весной 2002 года не было, так как эти учебные заведения перешли на пятилетний срок обучения.

Московскую Духовную семинарию по заочному сектору окончили 119 священнослужителей, Регентскую школу при МДА – 29 выпускниц, Иконописную школу при МДА – 16 выпускников.

Для служения в Синодальных учреждениях, в ставропигиальных монастырях и на приходах Москвы было направлено 20 выпускников академии.

В Московских Духовных академии и семинарии, в Регентской и Иконописной школах по стационару в настоящее время учатся 843 человека, по сектору заочного обучения – 823 священнослужителя. Преподавание в Московских Духовных школах осуществляют 114 человек. При секторе заочного обучения Московской Духовной семинарии существует филиал, расположенный в Ново-Спасском монастыре, где обучаются клирики города Москвы. На 4 курсах филиала в текущем учебном году проходят обучение 145 клириков.

По новым учебным планам и программам в Московской и Николо-Угрешской Духовных семинариях осуществляется обучение на всех пяти курсах, предусмотренных концепцией реформы Духовного образования.

В текущем учебном году начато преобразование Московской Духовной академии. Обучение в ней будет осуществляться по четырем направлениям: богословскому, библейскому, церковно-историческому и церковно-практическому.

В 2002 году Православный Свято-Тихоновский богословский институт закончили 278 специалистов, из них – 115 священников, 35 диаконов. В настоящем учебном году на всех факультетах Свято-Тихоновского института обучается 1749 студентов по стационару и 1982 – по заочному отделению. Преподавательский персонал Богословского института насчитывает 456 человек, среди преподавателей 16 выпускников Московских Духовных академии и семинарии, 112 выпускников Московского государственного университета, 118 выпускников Православного Свято-Тихоновского богословского института.

В текущем учебном году в Николо-Угрешской Духовной семинарии обучается 73 студента, в Сретенской Духовной семинарии – 48 студентов, в Перервинской Духовной семинарии – 44 студента. Преподавание в этих Духовных школах осуществляют 105 преподавателей.

Теперь перейдем к вопросам внутренней церковной жизни столицы.

Прежде всего, хочу сказать вам словами Апостола Павла: “Благодарю Бога моего чрез Иисуса Христа за всех вас, что вера ваша возвещается во всем мире…” (Рим. 1. 8).

Сегодня мы имеем счастливую возможность собраться вместе в благодатные дни Святой Четыредесятницы, когда Матерь-Церковь призывает нас к спасительному подвигу строгого поста и усиленной молитвы. Святые отцы и подвижники благочестия именуют Великий пост “духовной весной”, “временем очищения, возрождения и обновления”. В эти дни мы слышим проникающее в самую душу умилительное песнопение: “Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче…” Да, нам самим часто трудно открыть двери сердца, опустошенного и оскверненного грехом, внутри которого темно и грязно. Холодность и ожесточенность, раздражительность и нетерпимость, уныние и тоска, опустошение и во всем разлитие греха, – все это признаки ненормального состояния души, симптомы духовной болезни, нуждающейся во врачевании. Это познал на собственном опыте евангельский блудный сын, покинувший отчий дом благочестия и ушедший в далекую от Бога страну греха, где легкомысленно растратил силы своей души и, не найдя счастья, возвратился в дом отчий. Святая Церковь, назидая нас многими словами и евангельскими примерами, призывает к подобному же покаянию и исправлению. “Встаньте, пойдем отсюда”, то есть от мира греха (Ин. 14. 31); “душе моя, душе моя, востани, что спиши, конец приближается… воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог”. Отвечая на благодатный призыв Матери-Церкви, предуготовляющей нас к подвигу покаяния и духовного восхождения, мы сегодня осмысливаем пройденный нами путь и повергаем на праведный и милостивый суд Божий все минувшее за истекший год – все наши дела, помыслы, желания, наши свершения и недостатки.

 

Церковь в современном мире

Минул еще один год плавания нашего церковного корабля по житейскому морю. Если рассматривать лишь вехи пути, пройденного нашей московской церковной общиной, то результат будет ошеломляющий. То, о чем не дерзал мечтать еще пятнадцать лет назад никто, продолжает осуществляться на глазах у всех. Но за видимым успехом Православной Церкви в глубине народной жизни скрываются огромные проблемы нравственного и социального плана.

Согласно опросам общественного мнения, из всех общественных и государственных структур рейтинг доверия Церкви, несмотря на явно недоброжелательное отношение к ней многих СМИ, очень высок. Обращение к Церкви осуществляется на разных уровнях: через храм, через разные церковные структуры, через духовенство. И, как это ни удивительно, после стольких десятилетий безбожного воспитания наш народ все-таки тянется к Богу и Матери-Церкви. По данным Департамента по молодежной политике Министерства образования РФ, “около 90 процентов молодежи оценивают свое отношение к Православию как положительное. Это говорит о высоком авторитете Русской Православной Церкви в молодежной среде”.

Но необходимо отметить, что адекватного ответа Церкви на ожидания современного общества не получается. Конечно, основная причина в том, что десятилетия гонений сократили десятикратно количественный состав духовенства, и восполнить утраты в короткий исторический срок невозможно. Но есть и другие причины, выявив которые, можно улучшить церковно-общественную жизнь на нашей родине, и на московской земле, в частности.

Сейчас началась смена поколений в нашем клире. С каждым годом все меньше будет оставаться священнослужителей, прошедших горнило церковной жизни, связанной с бесправием и утеснениями, воспитанных в строгом послушании иерархии. Их духовный опыт нельзя переоценить, он является церковным сокровищем народа Божия. Но в то же время этот опыт нуждается не только в осмыслении, но и в расширении с учетом новых условий. Ведь одно дело – вести приходской церковный корабль в период стеснений, а другое – в эпоху разбушевавшихся соблазнов. Сейчас от пастырей требуются не только такие качества, как сдержанность, осторожность, терпеливость, гибкость, мудрость, спокойствие, дисциплина, которые были столь необходимы в прошедшую эпоху, но инициативность, образованность, коммуникабельность, воспитанность.

И через десять лет после смены строя государственной жизни народ, “духовной жаждою томим”, по-прежнему испытывает духовный голод. И к пастырям вновь обращены слова Господа и Спасителя нашего: “Вы дайте им есть!” (Мф. 14. 17).

Взирая на Пастыреначальника Господа нашего Иисуса Христа через Святое Евангелие, мы видим, что Его служение выражалось не только в молитве, но в постоянном служении ближним, особенно страждущим. Господь учил, исцелял, воскрешал, кормил, заботился об окормлении детей Словом Божиим. Конечно, Божественная литургия, молитва, храм, где они совершаются, – это фундамент, корень церковной жизни, а ствол и ветви этого насажденного Господом древа должны прорасти в тело всей народной жизни. Не может и не должна жизнь Церкви, как во время гонений, замыкаться внутри общины. Соль не должна потерять силу. Церковь должна продолжать осаливать мир, предохраняя его от гниения, спасая от греха, уча добру. Нам нельзя ограничиваться лишь реставрацией порушенных святынь и строительством новых храмов, думая, что возвращение народа к Богу произойдет как бы само собой. Нива Христова требует труда.

Все мы были свидетелями вакханалии, затеянной силами, одержимыми духом антихриста, когда стало известно, что появилась возможность факультативного преподавания русским детям Основ православной культуры. Количество сект не уменьшается, пьянство и наркомания расширяют жатву. А пастыри по-стариковски вздыхают, покачивая головами? Сейчас идет битва за молодежь. У врага рода человеческого огромные средства, и они направлены на соблазн неокрепших душ. Пастыри должны противопоставить этому диавольскому напору слово правды, Истины Христовой. Священник должен идти туда, где его ждут: в школу, училище, институт, больницу, сиротское заведение, дом престарелых, в армию и тюрьму, к чиновнику и депутату.

Церковь должна активизировать все добрые силы народа, церковно образовать его, направить на созидательный труд. И первая наша забота – дети и молодежь. Если не сумеем церковно организовать молодежь, то в ближайшей перспективе на богослужении в храме вновь, как в недалеком прошлом, останутся лишь пожилые люди. Разве так уж трудно организовать при храме детско-юношеский хор, изостудию для будущих иконописцев, спортивную секцию, чтобы подрастающее поколение чувствовало на себе пастырскую заботу Церкви, тем более что многие дети – полусироты.

Вот уже более десяти лет, как в результате политических и общественных перемен в нашей стране Церковь обрела большую внешнюю свободу для проявления своей миссии в обществе. Внутренне христианская личность всегда свободна, ибо свобода есть неотъемлемый дар Божий, независимый от внешних условий существования. Внутренняя свобода может быть искажена лишь собственным произволом или добровольно утрачена, когда человек попадает в рабство страстям. Таким образом, подлинная свобода связана с самообладанием и предполагает внутреннюю дисциплину, благодаря которой происходит развитие, становление высокой, сознательно ответственной личности.

При сочетании внешней, общественной и личной свобод, как стремления к личному и общему во Христе Иисусе Спасению, может быть достигнут наилучший результат деятельности. Но, к сожалению, мы должны констатировать, что впечатляющих достижений на пути реализации новых открывающихся возможностей мы не имеем. Чтобы убедиться в этом, достаточно хотя бы кратко проанализировать основные направления пастырской деятельности, внешней церковной деятельности и социального служения московских храмов и обителей.

 

Пастырское служение в современном мире

Мы живем в эпоху информационной революции. Средства электронной, компьютерной, телефонной связи совершенствуются с каждым днем, принципиально изменяя функциональные возможности человека, многократно усиливая взаимовлияние отдельных личностей и современных культурных конгломератов. Связанное с быстрым развитием новых технологий колоссальное ускорение ритма жизни создает перегрузки в эмоциональной и интеллектуальной жизни человека и приводит к парадоксальным последствиям. С одной стороны, появился огромный слой молодежи со сниженными познавательными способностями, с потерей интереса к подлинным ценностям – религии, культуре, науке и искусству. Налицо очевидная деградация человека, переход от богатой и глубокой духовной жизни на уровень примитивных инстинктов и рефлексов.

С другой стороны, чтобы сегодня быть услышанным, необходимо быть широко и глубоко образованным человеком, профессионалом в своей области, идти в ногу с мировыми достижениями науки и культуры. Борьба противоположных тенденций сопровождается появлением новых возможностей, укоренением в обществе прав и свобод, гарантированных законом, и одновременно – нарастанием духовного рабства вследствие утраты человеком действительной духовной свободы.

В этих условиях пастыри нашей Церкви должны иметь хорошее образование, высокую культуру. Но главное, пастырь всегда и везде должен оставаться служителем Божиим. Он не может быть священником только в храме, а вне него жить, говорить, мыслить и вести себя по-другому, не как священник, а как светский человек. Двойная жизнь и двойная мораль недопустимы: “…Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами”, - говорит Господь (Мк. 8. 38).

Священник обязан быть церковным всегда и во всем, но церковность не есть только внешнее благоприличие или согласие с общепринятым учением и правилами, но внутреннее состояние души, которая любит Христа, для которой Церковь Христова есть Путь, Истина и Жизнь. Если есть в служителе Божием горение веры, пламенная и святая ревность, то этим благодатным огнем он зажигает души других к молитве, подвигу и благим делам. Если же в самом священнике вера еле теплится, если он теплохладен, не ищет Божественного света, не стремится всеми силами к Царству Небесному, то от такой, по словам подвижников, “еле тлеющей головешки” вряд ли кто-то загорится.

Священникам, как и Апостолам, дано знать “тайны Царствия Божия” (Лк. 8. 10). Это не есть какое-то эзотерическое тайное знание, сокрытое от непосвященных. В христианстве подлинном ни от кого нет секретов, все явно и открыто, как о том свидетельствовал Сам Христос перед синедрионом: “Я говорил явно миру; я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего” (Ин. 18. 20). Но в христианстве есть неиссякаемая Божественная глубина и высота, которые недоступны праздному рационалистическому любопытству, но открываются ищущим их чистым сердцем в смиренном Богомыслии и вдохновенном молитвенном Богообщении. Причастником и сотаинником Небесных Таин, света и красоты грядущего Царства Божия, его Правды и Силы, содержащихся в Таинствах церковных, священник становится сам и приобщает к ним верующих прежде всего через богослужение и литургическую молитву, выше которой ничего нет на свете.

Божественная литургия, Святая Евхаристия – это чудо из чудес, ежедневно совершаемое в храме. Это чудо радостной встречи с живым Христом дано каждому желающему. И как прискорбно иногда видеть, что священник совершает Божественную литургию привычно, формально, холодно, поглощенный обычными житейскими мыслями и попечениями, без страха Божия и благоговения. Он ничего не открывает в Литургии для себя, не получает благодатных даров и, мало того, своей холодностью и бесчувственностью мешает и другим молиться.

К каждой Литургии священник должен готовиться как к встрече с Живым Богом – так, как готовились ко встрече с Живым Богом, Владыкой жизни и смерти, великие пророки Моисей и Илия. Наши великие старцы говорили, что каждую Литургию нужно служить как первую и последнюю в своей жизни. Сказанное не означает, что в остальное, внебогослужебное время священник должен быть отрешенным от земных человеческих проблем и трудностей. В Литургии он должен получать заряд любви и света и нести эти благодатные дары в нашу земную жизнь. Не быть формальным и равнодушным к людям, что отторгает людей от веры, но, напротив, входить всем сердцем и разумом в переживания людей, быть их чутким и добрым наставником, утешителем, другом.

Но и в желании быть наставником, учителем, руководителем необходимо иметь скромность и рассудительность. Православие не знает католического разделения на Церковь учащих и Церковь учимых. Часто у священника спрашивают совета, как поступить в том или другом случае. И касается это в основном житейских вопросов, а отнюдь не религиозных, не того, как спастись или как поступить в данном случае по воле Божией, как не нарушить заповеди. Если священник достаточного духовного опыта не имеет и не знает мнений святых отцов и подвижников, то лучше прямо и честно сказать: “Простите, не знаю. Давайте вместе помолимся об этом, и, может быть, Господь откроет вам свою волю”. Такая позиция не унижает священнического сана и достоинства. Если же все-таки священник дал совет, оказавшийся ошибочным, неверным, то надо попросить прощения у того, кому этот совет был дан.

Сам по себе священник не носитель абсолютной истины, и священный сан отнюдь не является гарантией безошибочности суждений. Не надо отождествлять себя с Церковью, которая в своей Полноте одна- единственная есть “столп и утверждение Истины” (1 Тим. 3. 15). Если священник ошибся в оценке или совете, то это не повод к огорчению, а повод к смирению, к осознанию своей духовной слабости и скудости. В пастырской душепопечительности надо всегда давать место действию благого Промысла Божия о человеке, не заслонять собою Бога. Не исполнил прихожанин ошибочного совета и поступил по-другому – надо смиренно сказать: “Слава Богу, не послушался моего греховного или неверного совета, а совершилась святая воля Божия”.

С другой стороны, надо иметь в виду еще одно обстоятельство. Некоторые люди спрашивают совета не по послушанию и смирению, а от своей духовной лени, от нежелания самостоятельно принимать решения и быть ответственным за них перед Богом и людьми. Такими лицами руководит лукавое стремление переложить ответственность на другого, то есть на священника. Они рассуждают так: если священник ошибся, дал неверный совет, то он и несет ответственность за это, а я невиновен и не несу ответственности. Такая позиция есть искание легкого духовного пути под личиной послушания. В конце концов она приводит к духовной самопорабощенности. Все христиане призваны к духовной свободе, и надо это ценить и уметь пользоваться духовной свободой, которую даровал нам Христос Господь. “Стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства… К свободе призваны вы, братия” (Гал. 5. 1, 13). Свобода и послушание взаимосвязаны и не противоречат друг другу.

Бог есть Отец творения, всех живущих, и поэтому все люди в едином Небесном Отце между собою братья и сестры. У Бога нет пасынков и падчериц. Более того, у Небесного Отца нет внуков и правнуков – все только дети, которые состоят в первой степени родства с Господом. Поэтому в земной Церкви, которая является отражением Царства Небесного, должны быть как бы семейные отношения. Подлинное церковное каноническое послушание – это послушание любви сына к отцу и отца к сыну, а не послушание раба, трепещущего перед деспотизмом владыки, и не самовластье барина перед униженным слугой.

Священнику в Таинстве Рукоположения дается великая власть отеческой любви, а не личного эгоистического произвола. Народ наш всегда это чувствовал и сознавал, и потому ласково называл священника батюшкой, отцом. Но, к сожалению, некоторые священнослужители, настоятели не заслуживают этого наименования, потому что ведут себя на приходе как мини-папы, мини-цезари и грубо, властно требуют беспрекословного подчинения своей, часто неразумной, воле, своему эгоизму. Так властолюбие одних создает раболепство других, и наоборот – лесть и фарисейство одних развивает чванство и мнимое величие других.

Сказанное – не призыв к своеволию и бунту прихожан против священнослужителей или членов клира – против настоятелей. Это призыв к осуществлению подлинной братской солидарности и любви между членами причта и прихожанами, к радостному и взаимному свободному послушанию Богу, Истине, Правде и Любви. Служения в Церкви различны, но цель одна – общее Спасение. Средства и методы к достижению этой цели множественны, но все они должны быть проникнуты общим нравственным настроением – создать в приходе “Божию семью”.

К сожалению, в настоящее время у нас нередко можно встретить священника или монаха, который настоящую веру и верность Христу подменяет всевозможными страхами. Мы то и дело слышим о патологических случаях, когда вместо того, чтобы просвещать и укреплять своих пасомых светом Христовой Истины, полуграмотные священнослужители запугивают паству. Несведущие в учении Церкви, не знающие ни догматов, ни канонов церковных монахи распространяют нелепые и ложные предсказания, сеют панику среди паломников, среди простого народа, только еще приходящего к Церкви после долгих десятилетий государственного атеизма.

Тщеславное желание быть не таким, как прочие, а может быть, и денежный расчет, вызывают к жизни псевдопастырскую деятельность разных лжестарцев, которые под видом духовного ведения и благодатной прозорливости отравляют души людей дешевым религиозным экстремизмом и фанатизмом, всевозможными запретами, не имеющими разумных оснований в церковной традиции, например, рекомендациями избавляться от светских вещей, литературы, не лечиться у врачей, полагаясь только на волю Божию, срочно менять местожительство и уезжать из Москвы, так как скоро конец света (видимо, полагают, что в другом месте конца света не будет!). В этих случаях православное благодатное пастырствование подменяется психологическим давлением на пасомых, свойственным сектантскому гипнозу, вызывающему массовый психоз.

Среди части церковного народа, но в основном в малоцерковной среде, имеет место болезненное сектантское умственное движение, направленное как против государственной регистрации и удостоверения личности, так и против позиции Церкви по этому вопросу. По поводу принятия или неприятия ИНН ранее было дано обоснованное и авторитетное разъяснение Богословской комиссии и Священного Синода. Но некоторые силы, которые самозванно выдают себя за единственно и подлинно православных, выражающие мнение будто бы всей Церкви, до сих пор искусственно возбуждают церковный народ и сеют апокалиптический страх, который часто парализует волю и отводит людей от активной духовно-религиозной и общественно полезной деятельности.

По существу, в мировоззрении этого движения мы видим рецидив древнего пифагорейско-каббалистического отношения к цифрам и буквам как к знакам эзотерических доктрин. Каждая цифра и буква, помимо общепринятого, имеет якобы еще тайный смысл. Церковь всегда пользовалась языком символов, но никогда не прибегала к мистическим языческим понятиям и категориям.

В этом движении, направленном и согретом не столько духовным идеалом, сколько идеалом национально-политическим, неправомерно и то, что временным, локальным явлениям – таким, как перепись населения, введение новых образцов паспортов и удостоверений личности, – придается глобальное, общемировое, апокалиптическое значение. Повсюду видятся козни антихриста и признаки последних времен. Но при таком понимании и настроении утрачивается вера в будущее, вера в само историческое существование России и Русской Православной Церкви.

Некоторые участники этого движения серьезно, может быть, даже трагически больно переживают разлад и неустроенность нашей жизни, но “петь общенациональную панихиду” еще рано. Не исключено, что это сектантское движение искусно поддерживается и усиленно внедряется для создания раскола в церковном обществе. Тогда это особенно опасно, и как никогда актуально звучат для нас слова Апостола: “Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились и уклоняйтесь от них” (Рим. 16. 17).

Подобная раскольническая деятельность подменяет разумную церковную жизнь перманентным противостоянием мнимым “отступникам”, “предателям Православия” и процветает на почве невежества, отсутствия культуры и интеллектуального развития.

Миссионерская и катехизаторская деятельность приходов по-прежнему, как в советский период, замыкается почти исключительно в стенах храмов или церковно-приходских школ, в то время как существует множество других возможностей для полного и убедительного свидетельства о Православной вере и православной культуре. Вне сферы нашей катехизаторской и просветительской деятельности остаются светские учебные заведения всех уровней, где можно и нужно организовать, по согласованию с руководством этих заведений, даже вне рамок основного учебного процесса, христианские православные факультативы, циклы тематических лекций и пастырских бесед. Из-за нашей инертности и лени мы не выполняем прямой заповеди Господа: “Идите, научите все народы.., уча их соблюдать все, что Я повелел вам” (Мф. 28. 19-20).

Как известно, свято место пусто не бывает, и образовавшийся из-за нашей нерешительности и лени вакуум настойчиво и усиленно занимают сектанты и представители других конфессий, которых можно встретить повсюду – от детских домов до домов престарелых, от общеобразовательных школ до университетов и академий.

Видя это, и государство стало осознавать насущную необходимость религиозного образования. Министерством образования Российской Федерации утверждены для высшей школы государственные стандарты по теологии, для средней школы – примерное содержание образования по учебному предмету “Православная культура”. Но кто будет преподавать религиозные дисциплины тем студентам и детям, которые захотят получить богословские знания, приобщиться к религиозной культуре?

Это обязывает наше духовенство и монашество быстрее повышать свой образовательный уровень, готовить в своих рядах столь необходимые сейчас педагогические кадры, воспринимать миссионерский, учительный подвиг, соединяющий разумную веру с нравственной чистотой.

Необходимо наладить тесное сотрудничество Синодального отдела по религиозному образованию и катехизации, Миссионерского отдела, комиссии Епархиального совета по церковному просвещению, наших Духовных школ всех степеней для совместного поиска и подготовки способных к учительству людей из числа священнослужителей, монашествующих и образованных благочестивых православных мирян. Может быть, для этого нужно было бы иметь специальную целевую программу. Если бы в Москве было подготовлено достаточно профессиональных кадров, мы могли бы командировать людей с миссионерской целью в другие епархии нашей Церкви, особенно отдаленные, которым самим несравненно сложнее самостоятельно организовать катехизаторскую работу. Нельзя же, в конце концов, надеяться только на диакона Андрея Кураева и профессора МДА Алексея Ильича Осипова, которым хочу выразить искреннюю благодарность за их многотрудную, многополезную и бескорыстную миссионерско-просветительскую деятельность.

Священник в наше время сам должен идти к людям, особенно к молодому поколению. Нужно идти в школы и вузы, печататься в газетах, выступать по радио и телевидению. Для этого нужно иметь образование. Неоценим подвиг священника, открытого обществу, умеющего творчески и самоотверженно трудиться для общего блага. Как много он может сделать теперь, когда народ среди окружающего сгущающегося мрака жаждет добра, духовной красоты, просвещенной веры!

“Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем” (Мф. 11. 29), – говорит Господь. Кроткий и смиренный, бескорыстный, нестяжательный, скромный и любвеобильный, образованный и нравственно безупречный пастырь, как никогда, нужен сегодня нашему бедному народу.

Горе тем, кто, по словам Апостола, не благовествуют, кто превращаются в наемников, начетчиков, требоисполнителей, фарисеев и лицемеров.

И, несомненно, счастливы будут те, которые станут пастырями добрыми и в наш жестокий век помогут своему народу вновь обрести святую веру в Бога, вернуться в Церковь и возродиться благодатию Духа Святого.

 

Проблемы пастырского служения

Одной из существенных проблем пастырского служения является обмирщение, секуляризация, потеря благочестия, благоговения перед святыней, хотя эта проблема стояла еще в дореволюционной России. И не на пустом месте возникло обновленчество. Примечательно, что оно исчезло именно в годы советской власти, в условиях жестокого гонения на Церковь, когда в Церковь приходили не случайные люди, а глубоко верующие, готовые к испытаниям. Сейчас, когда закончились эти гонения, проблема встает перед нами вновь. Духовенство вновь теряет благоговение перед алтарем, перед совершаемыми Таинствами.

Несомненно, что каждый из нас в той или иной степени подвержен греху рассеянности во время богослужения, восприятию стояния пред Престолом как чего-то обычного, повседневного – это вопрос индивидуальной исповеди. Но, тем не менее, каждый пастырь призван быть образцом подтянутости, благоговения, и это должно иметь внешнее выражение, особенно за богослужением, при стоянии у Престола Божия.

Прекрасным образцом этого были старые священнослужители. Они поистине пламенели в молитве, стоя у Престола Божия, и стояние это считали высокой честью для себя. Конечно же, при них не бывало такого, чтобы при соборном служении, в обычные моменты службы хотя бы один из священников неотлучно не стоял бы у Престола. Если за Всенощным бдением один священник помазывал, то второй стоял сбоку на обычном священническом месте. Такой же практики следовало бы придерживаться и сейчас. За вседневным богослужением вполне допустимо и похвально, если священник выходит на клирос, принимает участие в чтении и пении, сам читает шестопсалмие, кафизмы, канон и другие молитвословия.

Но недопустимо, когда молодой священник всю службу сидит в алтаре, иногда на Горнем месте, вставая лишь для того, чтобы благословить диакону кадило или произнести возглас, после чего вновь садится. Народ всю службу стоит в храме, а у Престола порой никого нет – священник отдыхает, сидя в алтаре. И это тот человек, который должен являть собою пример молитвенного подвига. Оправдание при этом бывает простое: на Востоке и, в частности, на Афоне, в монастырях за службой сидят. Жаль, что клирики, которые благодаря открывшимся границам совершили паломнические поездки в греческие монастыри, увидели там только это, а не прониклись тем молитвенным подвигом, которым живут насельники этих монастырей. Там праздничное Всенощное бдение совершается всю ночь, заканчиваясь с восходом солнца. Может ли это сравниться с нашей двух-трехчасовой праздничной службой или полуторачасовой, а то и часовой вседневной: “и так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною?” (Мф. 26. 40). Клирики, посетившие эти монастыри, заметив внешнее, не сумели рассмотреть внутреннее, проникнуть в сокровенное. И в результате такой клирик может, появившись в алтаре в начале праздничной всенощной, уйти неизвестно куда: в придел или к себе в комнату и не появляться до литии или полиелея.

Более того, отмечены случаи, когда подобные священнослужители сидят в алтаре даже при совершении Божественной литургии, пользуясь тем, что Царские врата закрыты. Какой пример благочестия может показать такой священник? Сидение в алтаре на Горнем месте обусловлено символизмом службы. Епископ и священники сидят, когда читаются паримии или Апостольские послания, символизируя собой в этот момент Христа и Апостолов. Но как только начинается Евангельское чтение и Царь Славы Сам обращается к нам, епископ и все клирики встают, внимая Его словам. Диаконам же вообще возбраняется сидеть в алтаре.

То же самое касается других Таинств, особенно исповеди. Находятся священники, которые принимают исповедь сидя. Вполне понятно, когда это позволяет себе, например, известный всем архимандрит Кирилл. Он старый и тяжело больной человек. Ему будет простительно, если он будет принимать исповедь даже лежа, и нам остается благодарить Бога за то, что Он дает ему на это силы. Но какое может быть оправдание, когда то же самое позволяет себе молодой, порой только что рукоположенный священник? Каким он видит свое место? Считает себя верховным судьей, а кающегося – подсудимым? Непонятно, придают ли такого рода духовники хоть какое-то значение обращению к кающимся: “Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое.., аз же точию свидетель есмь…”

Значит, перед кем сидит этот клирик, иногда развалившись? Перед кающимся? Нет, перед Христом Предстоящим. Миссия священника более высокая, чем кающегося, больше и степень его ответственности. Если кающийся только приносит покаяние, испрашивая прощение за свои грехи, то священник непосредственно свидетельствует это перед Христом. Судите сами, чту выше. И даже если посмотреть на священника по-другому, как на символ Христа Предстоящего, то такое сидение еще более необоснованно: отец принял в свой дом блудного сына не сидя на своем седалище и ожидая, когда последний станет перед ним на колени, а сам выбежал к нему навстречу и с радостью принял его в свои объятия. Так и священник, если он хочет быть символом Христа, положением стоя свидетельствует готовность принять кающегося в объятия Христовы, свою готовность выйти к нему навстречу. Поэтому сидение духовника перед кающимся или полулежание на аналое – признак отсутствия не только церковной, но и обычной человеческой культуры у самого духовника. Это замечание относится не только к духовенству города Москвы, но и к монастырскому духовенству, в том числе и Троице-Сергиевой Лавры.

То же самое можно сказать по поводу обращения к кающемуся на “ты”. Не где-нибудь, а в Москве можно услышать обычный деревенский аргумент: я к Богу обращаюсь на “ты”, тем более – к человеку. Но церковный и светский этикеты всегда различались. Разве не достаточно вспомнить, что царям всегда подносили золото, а Богу – фимиам, то есть древесную смолу. Сопоставимо ли это по ценности? Кому когда произносился упрек за такие преимущества царей земных перед Царем Небесным?

Конечно, человек, пользующийся этим аргументом, видимо, также не знает, что в еврейском языке, на котором написано изначала Божественное Откровение, самое первое имя Божие Элогим имеет форму множественного числа. И наше обращение к Богу на “ты” – не проявление непочтительности, а исповедание монотеизма. Видимо, не следовало бы уделять этому вопросу внимание, но приходится, поскольку этот аргумент, который, казалось бы, вообще нельзя воспринимать серьезно, оказывается настолько живучим, что произносится серьезно некоторыми московскими клириками, в основном перешедшими к нам из других епархий. Беда этих клириков в том, что они, приняв сан для служения в деревне и прослужив там по несколько лет, перейдя в Москву, не стремятся повысить уровень своей интеллектуальной, литургической, просто человеческой культуры до столичного уровня, а наоборот, приносят в Москву деревенский стиль и мышление. К сведению таких клириков скажу: обращаться к кающемуся на “ты” имеет право лишь престарелый священник. Молодой священник может обратиться так к детям, подросткам и своим знакомым или духовным чадам, соответствующим ему по возрасту.

В наше время стало возможно привлекать к участию в службе молодежь. Организуются целые молодежные хоры. Подростки, а иногда даже дети пономарят в алтаре. В этом есть свои плюсы и свои минусы. С одной стороны, нам готовится смена. Многие из этих молодых людей будут в будущем поступать в семинарию, и им пригодится пономарский опыт. С другой стороны, что легко дается, то не всегда ценится. Мало ввести молодого человека в алтарь. Надо еще воспитать в нем благоговение перед алтарем, церковную культуру, и здесь особенно необходим личный пример священника. Что почерпнет для себя юноша, видя, что служащий священник всю службу сидит в алтаре, клирики заняты интересными разговорами, слышит их смех? Он начинает вести себя точно так же. Есть храмы, в которых даже мальчики сидят в алтаре. Часто во время службы из алтаря доносится гул разговоров, смех – это молодые пономари развлекаются во время службы, а настоятель храма, разрешивший им входить в алтарь, не обращает на это никакого внимания.

Утрачено благоговейное отношение к Горнему месту алтаря. Обычным явлением стало хождение по Горнему месту даже при открытых Царских вратах. Старшие священнослужители помнят, как при Патриархе Алексии I за два-три случая такого хождения без крайней необходимости иподиаконов отстраняли от служения, а священнослужителям делали строгое предупреждение.

В прежних Обращениях на Епархиальных собраниях я говорил о некоторых негативных сторонах современного состояния духовенства, в частности, о “младостарчестве”. Вынужден еще раз остановиться на этой теме, потому что среди некоторой части духовенства остается недопонимание этой проблемы, из чего проистекает неправильная, а иногда и духовно опасная практика. Нередко священники смешивают благодатный дар священства, получаемый при рукоположении, с особым харизматическим даром духовничества, который не дается при рукоположении. Священник и духовник – это не равнозначные понятия. При посвящении в сан священник получает от Бога дар, право и силу совершать священнодействия, обряды и Таинства. Совершение Таинства исповеди входит в круг полномочий и обязанностей священника. Возможность совершения Таинства исповеди – это институциональный благодатный дар, подаваемый при рукоположении и непосредственно связанный со священным саном, это принадлежность сана. Власть отпускать и прощать грехи, данная от Бога, Его благодатию принадлежит всякому законно рукоположенному и не состоящему под запрещением священнику.

Духовничество же как благодатная способность руководства людей в духовной жизни есть не институциональный, а редкий, личностный дар от Бога. По особому Промыслу Божию он подается некоторым избранникам Божиим, чаще всего за усиленные долгие подвиги молитвенного очищения ума и сердца. Немногим из подвижников, которые проходят трудный, поистине мученический, хотя и бескровный путь непрестанной борьбы с помыслами и достигают бесстрастия и чистоты, Господь посылает дар видения тайников души другого человека и указывает пути исправления, врачевания духовных недугов. Такие люди могут и становятся, по особому для них откровению и повелению Божию, духовниками, как это было, например, с преподобным Серафимом Саровским.

Конечно же, этот дар может получить и любой священник, если он проводит аскетическую молитвенную жизнь. Тогда этот дар особенно благотворно сочетается с иерархическим даром исповеди и отпущения грехов. Примерами могут служить святой праведный протоиерей Иоанн Кронштадтский и праведный московский старец протоиерей Алексий Мечев. Из сказанного, надеюсь, становится понятно, что священники и монахи, особенно молодые, часто не имеющие в достатке даже простого жизненного опыта, не должны думать о себе как о старцах-духовниках. Духовническое самозванство, руководство и советы, даваемые не от Бога, а, как говорится, от ветра головы своей, дискредитируют священника и наносят духовный вред. Да не мнят они себя духоносными старцами: “если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму” (Мф. 15. 14).

Но есть и другая крайность, которая также вызывает много нареканий. Прихожане жалуются, что есть храмы, где священники отказываются исповедовать подробно, не хотят даже выслушать кающегося, а ведь многие сейчас исповедуются впервые в жизни, имея на совести множество великих и малых грехов. Конечно же, молодой священник не может брать на себя духовное руководство во всей его полноте, но хотя бы внимательно и с сочувствием выслушать пришедшего, ответить на его вопросы, рассказать о Церковных Таинствах, утешить, объяснить, как страшен тот или иной грех, предупредить об опасностях и соблазнах современной жизни может каждый, кто облечен саном пресвитера.

Перед совершением Таинств и треб – в первую очередь, крещений, венчаний, отпеваний, – священнику необходимо лично побеседовать с теми, кто просят совершить Таинство или требу. Тогда можно избежать таких трагикомических ситуаций, как та, что однажды выяснилась в телевизионной передаче в прямом эфире, когда женщина спросила, что ей делать: она в своей жизни трижды выходила замуж и каждый раз венчалась, поскольку не знала, что этого нельзя повторно делать без благословения правящего архиерея, а никто из венчавших священников с ней не разговаривал и ни о чем не спрашивал.

Современному миру истина о том, что браки совершаются на небесах, кажется чем-то идеалистическим, нереальным. Молодые люди легко сходятся и с такой же легкостью вскоре расстаются, как будто не было чудесного и таинственного брачного единения. Союз двух свободных душ распадается, казалось бы, без остатка, однако последствия развода колоссальны. В первую очередь страдают дети, невиновные в непостоянстве и недостатке любви своих родителей. Светские власти с удивительной легкостью относятся к разводу, ссылаясь на демократические свободы и права личности, как будто не замечая при этом, что ущемляются права самой беззащитной части общества – детей, которых не спрашивают, хотят ли они развода родителей. В этом во многом причина беспризорности. Еще более поражает то, что и священнослужители на исповеди или в частной беседе, оставив былую каноническую строгость, так же легко дают разрешение на развод. Да, человек немощен и искушения велики, но те послабления и демократические свободы, которые поощряют разрушение семьи, привели к трагической черте многие тысячи наших детей. Беспризорники и сироты при живых родителях – какими они вырастут, какие семьи они создадут? Будут ли растить своих детей? Молчаливо одобряя разводы, мы не задумываемся об этом, не замечаем, как предаем наших детей. А у общества, которое не заботится о своих детях, нет и не может быть будущего.

 

О воскресных церковно-приходских школах

В течение семидесяти лет господства государственного атеизма, когда школа была отделена от Церкви, не существовало никакой возможности, кроме как в семье, давать детям религиозное образование. Была утрачена материальная база, отобраны здания, ликвидированы учебники и пособия, разогнаны или репрессированы кадры церковных преподавателей. Двенадцать лет назад, когда открылась возможность возродить церковно-приходские школы, мы вынуждены были начинать, как говорится, с нуля. Организация приходских школ шла довольно быстрыми темпами, но во многом стихийно, недостаточно продуманно, с изъянами и упущениями.

Главная проблема состояла в том, что не было подготовленных кадров преподавателей и воспитателей. В основном заботу о восстановлении и организации приходских школ, естественно, взяли на себя священнослужители. Но они к этой задаче, за некоторым исключением, не были подготовлены. У большинства священнослужителей было духовное, семинарское или академическое образование, но не было специальных педагогических знаний и опыта. Педагогике в то время в Духовных школах не учили. Поэтому большинство священников пошло по знакомому пути – предложило для детей адаптированный курс по некоторым предметам первых классов семинарии, то есть нечто похожее на курс дореволюционных Духовных училищ.

В современных новых условиях это было изначально неправильно. Перед церковно-приходскими школами стоит качественно новая задача: не готовить людей для поступления в Духовные школы, а дать им необходимую сумму религиозно-нравственных знаний и практических навыков для жизни в мире по принципам Православной веры. И все-таки, несмотря на объективные и субъективные трудности и недостатки, благодаря энергии и ревности священнослужителей и прихожан, с помощью Божией эта задача решается удовлетворительно. В Москве сегодня мы имеем церковно-приходские воскресные школы разного образовательного и воспитательного уровня в большинстве храмов. Радует, что во многих церковно-приходских школах помимо образовательных программ ведется разнообразная дополнительная работа: работают творческие и музыкальные кружки, проводятся спортивные мероприятия, паломнические и экскурсионные поездки и так далее.

Комиссии Епархиального совета по церковно-приходским воскресным школам необходимо комплексно проанализировать всю работу, ведущуюся в школах, обсудить с директорами и руководителями школ имеющиеся проблемы и принять конкретные предложения для развития и улучшения деятельности школ.

Но на одну почти повсеместную серьезную проблему нужно указать уже сегодня. Речь идет о снижении интереса детей, а особенно подростков и молодежи, к занятиям в приходских школах и об утрате первоначальной ревности к работе с молодежью у преподавателей школ. Причины этого явления разные. Одна из основных причин – апатия учащихся, уход молодых людей из Церкви в мир. А происходит это из-за того, что преподаватели и воспитатели не учитывают возрастных психологических особенностей юношества.

Переходный и юношеский возраст – это во многом противоречивый, неустойчивый период в жизни человека. Это время, когда мечтают и ищут идеал, ищут авторитетный пример среди взрослых. Это время проснувшейся бурной энергии и горения мыслей, духа и чувств, время максималистских настроений, неприятия фальши, отвержения неискренности и фарисейства. С другой стороны, это время крушения детских идеалов, время, когда бурно развивается самостоятельность, нередко переходящая в эгоцентризм, мятеж и бунтарство против всех и всего. Это опасный возраст. Без умелого, терпеливого руководства взрослых, без желания понять молодых людей, войти в круг их интересов, которые часто не совпадают с интересами старших, это может привести и, к сожалению, приводит или к самозамкнутости, угрюмости, пассивному отвержению всех и вся, или, чаще, к вызывающему, дерзкому цинизму, к стремлению брать от жизни все и сразу, не считаясь ни с чем, к жестокости. Так появляется “потерянное поколение” наркоманов, развратников, насильников, тех, кого раньше называли пропащими людьми. Беда в том, что в церковно-приходских школах молодые люди редко получают убедительные, живые ответы на свои вопросы, редко находят отклик их искренние бескорыстные стремления, редко исполняются их заветные желания.

Преподавание нередко ведется формально, сухо, неинтересно. От такого преподавания что-то запечатлевается в памяти, но сердце остается незатронутым, холодным. Мы довольствуемся тем, что подростки посещают школу, бывают на богослужениях, но чаще всего не знаем, что происходит в их душе. К сожалению, они редко встречают в лице преподавателей и наставников друзей, которым они могли бы полностью открыться. Внутренняя жизнь подростков и молодых людей должна стать первенствующей заботой духовников школ. Духовникам не следует руководствоваться только запретительными мерами – они малодейственны. Не всегда помогают и современные православные книги по самым злободневным для молодых людей проблемам.

Необходимо, во-первых, начертать высокие христианские идеалы, подкрепленные живыми примерами, указать правильные духовные ориентиры и методы их достижения. Самим пастырям и духовникам необходимо стать наглядным образцом церковности, веры и благочестия. Юноши заимствуют взгляды и опыт старших, но авторитет у подростков нужно завоевать. Подростки часто настроены критически, они уже не подражают взрослым слепо, как дети. Но если молодые люди почувствуют глубокую убежденность, увидят пример жизни доброй, справедливой, жертвенной, они с готовностью, с радостью пойдут за взрослыми.

Во-вторых, надо воспитывать в юношах волю к противостоянию пороку, злу во всех его проявлениях, воспитывать и закалять стремление к жизни по правде, по совести, по чести, по Богу. Пленения греховным миром не избежать, если не научиться духовно питаться святоотеческой аскетической мыслью, если не научиться находить утешение и радость в живой сердечной молитве. Только при выполнении этих условий вырабатывается у молодых людей стойкий иммунитет против всех негативных явлений и соблазнов современного секулярного мира.

Присущее юношеству внутреннее горение нужно не гасить, не убивать, а направлять на высокие задачи нравственного самопожертвования и сострадательного смирения перед ближним. Внутренний христианский подвиг, борьба с нечистыми желаниями и греховными помыслами не должны восприниматься учащимися как моральное принуждение или как нудная мелочная духовная опека со стороны взрослых, а должны стать самостоятельным свободным желанием, ответственным и радостным делом самих подростков, которых всеми силами жертвенно поддерживают старшие.

 

О средствах массовой информации

Наши усилия по духовному просвещению должны быть направлены не только на создание воскресных школ внутри прихода, но и на серьезное взаимодействие со средствами массовой информации. И если современный человек активно пользуется компьютером, интернетом, телевидением и радио, то и современный пастырь в своем миссионерском служении не должен этих средств чуждаться. Когда есть возможность создания видеостудий, информационных центров, интернет-сайтов и электронных библиотек, нельзя этим пренебрегать.

Мы видим, что светские средства массовой информации активно используются для пропаганды безнравственного, сугубо греховного образа жизни. Стоит ли нам мириться с таким положением и ограничивать свою проповедь только стенами храма, ведь это будет только на руку тем, кто и так хотел бы, чтобы Церковь никогда не возвышала свой голос. Иногда действительно нужно “для всех сделаться всем” (1 Кор. 9. 22), чтобы спасти тех, кто сердцем уже готов отозваться на слово Истины. В новых культурно-цивилизационных и исторических обстоятельствах наступившего тысячелетия Церковь Божия должна оставаться верной своей миссии: “всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением” (1 Пет. 3. 15). И мы видим, что есть примеры успешной деятельности в этой области. Так, Церковно-научный центр “Православная энциклопедия” в 2002 году создал интернет-сайт “Седмица”. Это Патриарший пресс-центр, который дает возможность пользоваться качественной оперативной информацией. Этим же центром в Московской Патриархии создана компьютерная система документооборота и электронной почты. Для осуществления оперативной связи желательно, чтобы все епархии и учреждения Русской Православной Церкви в самое ближайшее время обзавелись электронной почтой и сообщили свои электронные адреса в Патриархию (mp@patriarchia. ru.)

Не менее важным стал и новый проект “Православной энциклопедии” на телевидении. Уже год программа с тем же названием выходит на канале ТВЦ. Она заметно отличается от предыдущих опытов создания дискуссионных православных программ своим профессионализмом, обращенностью к самому широкому телезрителю.

Православная литература и периодика, выпускаемые в Москве, также оказывают большое влияние на приходскую жизнь, на формирование церковного сознания. Появились новые специализированные издания хорошего качества – в первую очередь можно назвать газеты “Победа” и “Мир всем”, посвященные работе священников в армии и исправительных учреждениях, экономический вестник “Приход” и журнал “Светильник”, издаваемые при участии Издательского Совета, а также журнал “Православный паломник”. На новый уровень удалось поднять нашу общецерковную газету “Церковный вестник”. Она выходит регулярно, уровень публикаций стал значительно выше.

К сожалению, многие настоятели мало заботятся о том, чтобы официальная церковная периодика была постоянно доступна прихожанам. И это при том, что в церковных лавках можно увидеть газеты околоцерковных организаций и групп, провоцирующие церковные разделения, оскорбительно высказывающиеся о Священноначалии. Хочу вновь напомнить о необходимости привлекать внимание прихожан к изданиям, несущим достоверную и богословски выверенную информацию о церковной жизни.

Более подробно хотелось бы остановиться на такой проблеме: имеются издания, которые выпускаются православными общественными организациями, или частными лицами, или фирмами, где под видом дискуссий организуются провокационные кампании, цель которых – подорвать церковное единство, поставить под сомнение действия Священного Синода, сформировать недоверие церковного народа к Священноначалию. К сожалению, за прошедшие два года ситуация не улучшилась, а в некоторых случаях ухудшилась. На это нельзя закрывать глаза.

Мы неоднократно обращали внимание на Архиерейских Соборах 1997 и 2000 годов, собраниях московского духовенства на то, что на приходах, в церковных книжных лавках и особенно в Интернете распространяются откровенно провокационные материалы, однако те, к кому мы обращаемся, делают вид, что не слышат, либо действуют злонамеренно.

Некоторые общественные организации, пользуясь периодическими изданиями и Интернетом, организуют пропагандистские кампании. Одна из таких кампаний касается ИНН, карточки москвича, паспортов нового образца. Перепись населения 2002 года из-за рвения не по разуму некоторых пропагандистов также не обошлась без инцидентов. Такая же ситуация складывается сейчас и с так называемым движением за канонизацию Григория Распутина и Иоанна Грозного.

Хочу напомнить, что на Архиерейском Соборе 2000 года мы прямо говорили о том, что издатели “популярной” литературы, которая способствует возникновению суеверий, страхов, необоснованных апокалиптических предчувствий, а также разжигает межнациональную, межконфессиональную и межрелигиозную вражду, могут быть подвергнуты каноническим прещениям. Совершенно недопустимо, когда издатели провокационной литературы в своих листках ссылаются на благословение почивших иерархов и пастырей. Можно подумать, что почивший в 1995 году Владыка Иоанн (Снычев) благословил все, что ныне пишется и будет публиковаться в дальнейшем на страницах некоторых изданий. Это возмутительное попрание памяти почившего архипастыря.

Поневоле задаешься вопросом: каким же образом активисты этих движений, считая себя людьми церковными и даже заявляющие о том, что они соблюдают каноническую дисциплину, продолжают выпускать листовки и брошюры, самочинные акафисты и иконки многотысячными тиражами? Больше того, когда известные богословы, преподаватели Московской Духовной академии выступают с разъяснениями о том, что эти пропагандистские кампании свидетельствуют об обмирщении сознания их организаторов, появляются статьи, в которых преподавательская корпорация Московской Духовной академии именуется “богоборческим кланом”, а Синодальные структуры именуются не иначе, как “антицерковным лобби” и тому подобным. Все эти публикации говорят о том, что перед нами не внутрицерковная дискуссия. Все более очевидными становятся намерения организаторов внести разделения в церковную среду, противопоставить старчество – иерархии, белое духовенство – монашеству, самочинно переписать русскую церковную историю, в угоду сегодняшним идеологическим пристрастиям провести ревизию столетиями складывавшегося Собора русских святых.

Нет сомнения в том, что все это говорит о серьезном повреждении церковного сознания, опасные последствия которого очевидны каждому пастырю. Однако одни настоятели московских храмов благодушествуют, другие, видимо, боятся, третьи считают, что все само собой образуется.

Сталкиваясь с этими проблемами, нельзя уклоняться от прямых пастырских задач. Нельзя молчаливо способствовать процессам, которые способны серьезно повредить церковному сознанию нашей многомиллионной паствы.

Московское духовенство должно активно выступать по этим вопросам и в проповедях, в церковной печати, в СМИ, разъясняя, где канонические и догматические ошибки и заблуждения, а где – целенаправленные действия политического характера, направленные на раскол Церкви.

С сожалением приходится свидетельствовать, что присутствие православных средств информации в государственном радиовещании в последнее время значительно уменьшилось. Так, программа “Верую” на “Радио России” сокращена с 28 до 14 минут и перенесена на ночное время, а программа “Радонеж” на “Маяке” сокращена с 15 до 4 минут и перенесена на 1 час 30 минут ночи, что равносильно фактическому прекращению православного вещания на “Маяке”.

Если в государственных СМИ православным приходится преодолевать многие трудности, то в глобальной информационно-компьютерной сети Интернет Православная Церковь представлена более активно. Официальный интернет-сайт Русской Православной Церкви, разработанный и поддерживаемый Службой коммуникации Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, неизменно сохраняет среди пользователей компьютерной сети репутацию оперативного, информированного и достоверного средства массовой информации. Об этом объективно свидетельствует статистика обращений к сайту – тысячи посещений в день. Официальная страница нашей Церкви в Интернете широко информирует пользователей сети о важнейших новостях внутрицерковной жизни, деятельности Священного Синода, о внешних церковных связях, развитии церковно-государственных и церковно-общественных отношений, о событиях епархиальной жизни, о миротворческом, социальном и благотворительном служении Церкви. Официальный сервер Московского Патриархата является для светских и церковных средств массовой информации, для епархий, монастырей, приходов, для наших партнеров в государстве и светском обществе важнейшим источником достоверного знания о позиции Священноначалия нашей Церкви, всего народа Божия по наиболее острым и актуальным проблемам, волнующим людей России и за ее пределами. Здесь же можно найти важнейшие официальные документы, богословские материалы, информацию об истории и современном устроении Православной Церкви. Подобную информацию представляет и интернет-страница Сретенского монастыря. Открытая человеку и миру, наша Церковь предоставляет возможность всем желающим получать исчерпывающую информацию.

Пятилетие, минувшее со дня появления официальной страницы Московского Патриархата в Интернете, было ознаменовано бурным ростом интернет-ресурсов на Синодальном, епархиальном, монастырском и даже приходском уровнях. Значение этого явления для современного Русского Православия и его будущего трудно переоценить, ибо работа в Интернете становится одним из эффективных средств катехизаторской, проповеднической, информационной, церковно-общественной активности Русского Православия в современном мире. Да, “Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же” (Евр. 13. 8). И именно поэтому Истина Христова должна распространяться максимально широко, достигая максимального числа людей. Сегодня Интернет предоставляет исключительные возможности в этом отношении, и Церковь не вправе пренебрегать ими. Ибо, по слову Апостола, “горе мне, если не благовествую” (1 Кор. 9. 16). Современные коммуникационно-информационные технологии открывают перед нами небывалые доселе перспективы свидетельства о нашей вере, воистину “даже до края земли” (Деян. 1. 8).

Кроме официального сайта Русской Православной Церкви, сегодня уже имеются сотни православных сайтов. Свои электронные страницы имеют многие Духовные учебные заведения, отдельные храмы и даже некоторые священники. Похвальной является практика создания электронных православных библиотек, что упрощает доступ к духовной литературе для многих читателей. Уже нетрудно провидеть то время, когда все епархии нашей Церкви общими трудами построят информационно-компьютерную сеть, связующую их при помощи современных коммуникационных технологий. Это откроет перед нами новые, еще более широкие возможности в осуществлении нашего служения. Кроме того, создание подобной информационной сети способствовало бы упрочению взаимных связей и обмену оперативной информацией между Московской Патриархией и епархиями, а также между епархиальными архиереями, благочинными и приходскими общинами – связей, которые порой затруднены по причинам географическим и климатическим. Новые информационные технологии также позволят преодолеть самозамкнутость некоторых приходов, будут способствовать укреплению целостности церковного организма.

Однако всем, кто трудятся в этой сфере, следует не забывать об ответственности за всякое сказанное нами слово, тем более, когда это слово воспринимается как слово самой Церкви. При отсутствии какой-либо внешней цензуры те или иные спорные мнения не должны выдаваться за точку зрения всей Церкви, а возможность диалога и свободного обсуждения не стоит превращать в кипение страстей или явного противостояния Священноначалию. Важно и то, что подвизающиеся в миссионерской сфере священники и миряне могли бы действовать не замкнуто, окучивая каждый только свой информационный огород, но и могли бы учиться друг у друга, советоваться, помогать.

Люди, заинтересованные в Православии и одновременно профессионалы в области средств массовой информации, у нас есть, надо только уметь их воодушевить и организовать как на освещение конкретных тем, так и на конкретные шаги в освоении современных технологий.

 

О социальном служении

В годы советской власти Русская Православная Церковь была насильственно отторгнута от участия в решении социальных проблем, от воспитания детей (в первую очередь, сирот, заботу о которых взяло на себя государство), от благотворительной помощи нуждающимся. Государство запретило Церкви заниматься социальным служением, благотворительностью, которое с Апостольских времен являлось второй важнейшей, после совершения богослужений, стороной христианской жизни.

Вот уже почти пятнадцать лет Церковь свободна. Что удалось нам сделать в сфере церковного социального служения за это время? С какими делами милосердия вступили мы XXI век? К сожалению, приходится констатировать: социальное служение Московской епархии остается на количественно и качественно недостаточном, низком уровне. Все мы знаем, что Святая Церковь созидается не только через веру, через возвещение Божественного слова, но и через конкретные реальные добрые дела, без которых вера мертва (Иак. 2. 17). Дела или подтверждают истину слов, или опровергают их: “Покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих” (Иак. 2. 18). Программа социального служения ближним ясно начертана в Святом Евангелии в известных словах Господа: “Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал и вы напоили Меня; был странником и вы приняли Меня; был наг и вы одели Меня; был болен и вы посетили Меня; в темнице был и вы пришли ко Мне… Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне” (Мф. 25. 35-36, 40).

По Нашему благословению Епархиальная комиссия по церковному социальному служению разослала по приходам Москвы анкету, ответы на которую должны были помочь увидеть, в какой степени в столице возродились православные традиции милосердия. Настоятелям московских храмов и монастырей было разослано 208 анкет, на них получено 144 ответа. Полученные данные внушали некоторый оптимизм.

Однако проведенная сотрудниками комиссии выборочная проверка на местах (в 50 процентов опрошенных приходов) показала, что в реальности социальная деятельность приходов не так обширна, как следует из анкет.

Выяснилось, что большинство (29 из 38) благотворительных столовых, указанных в анкетах, принимают только клириков и людей, работающих в храме (от 5 до 15 человек), и только в дни праздников. Также на самих прихожан или работников храма рассчитано и большинство благотворительных аптек (7 из 9). Из 9 богаделен, указанных анкетах, 4 еще только предполагается организовать, а одна обслуживает лишь одного человека. Из двух заявленных мастерских для бездомных и инвалидов одна временно не работает, а во второй работает один инвалид. Из 14 заявленных сестричеств 5 признало себя группами милосердия, 2 – не существуют.

В большинстве приходов нет почти никакой социальной работы или она ведется неорганизованно, эпизодически, людьми пенсионного возраста. Молодежь к этой работе не привлекается.

Очень мало священнослужителей, готовых участвовать в социальных проектах, возглавлять эту работу, воодушевлять прихожан словом и своим собственным примером.

Во многих анкетах говорится об окормлении больниц. Однако при проверке выяснилось, что зачастую имеется в виду лишь то, что священники не отказываются прийти в больницу по просьбе родственников или пациентов, чтобы причастить или окрестить тяжело больных. Наверное, некоторые священники считают это чем-то выдающимся и поэтому особо отмечают в анкетах то, что является долгом и нормой.

Хотелось бы напомнить, что окормлением больницы называется ее регулярное посещение, ежегодное поздравление больных и персонала с Рождеством и Пасхой, организация при больнице группы добровольцев, миссионерская работа, проведение бесед с больными.

К слову сказать, есть и такие священнослужители, которые отказываются пойти к умирающему или тяжело больному на дом или в больницу. Должен предупредить, что к таким лжепастырям будут применяться самые строгие меры прещения. Часто работники храма, сторожа, свечницы “прячут” батюшку, не пускают к нему родственников больных. “У батюшки сегодня и так много треб”, “батюшка плохо себя чувствует”, “батюшка один, все в отпуске, он очень сегодня устал”, – эти и другие отговорки соединяются с предложением обратиться в соседний храм. Нам стало известно о случае, когда лишь в третьем храме священник согласился пойти на дом к тяжело больной, но его прихода она не дождалась – умерла.

Я считаю, что за организацию подобной мнимой “заботы” о своем батюшке, которая является не милосердием, а жестокосердием по отношению к нуждающимся, должны отвечать настоятели. Я прошу настоятелей и благочинных обо всех подобных случаях незамедлительно подавать рапорт на Наше имя. И Мы будем принимать самые строгие меры.

Неужели забыли пастыри, уклоняющиеся от своего священного долга, что при необходимости напутствия умирающего священник должен остановить даже совершение Литургии и поспешить со Святыми Дарами на дом или в больницу? Только после Великого входа не прерывается служение Евхаристии и больной оставляется на волю Божию, но по совершении Литургии, если страждущий еще жив, священник должен незамедлительно отправиться к нему.

Нерадивый пастырь совершает смертный грех, если по его вине больной умирает непричащенным. За это преступление, по определению Духовной Консистории, следует отрешать от священнического места и определять в причетники до раскаяния и исправления. Прихожане, не известившие священника о больном, должны отлучаться от причастия на более или менее длительный срок, смотря по обстоятельствам и нравственному их состоянию (Книга о должностях пресвитерских, гл. 116).

Подобное нерадение наблюдается и в тюрьмах и СИЗО, где в настоящее время лишь немногочисленные священники проводят пастырскую работу. Это сложная и трудная работа, потому что приходится иметь дело с искалеченными грехом, преступлением душами, часто с ожесточенными или сломленными личностями. Но все же у большинства заключенных есть искреннее осознание своей вины, есть стремление искупить свое преступление, желание исправиться и вернуться в нормальное общество, к здоровому и полезному образу жизни. В местах заключения у многих осужденных появляется религиозное чувство, и они обретают веру. Не случайно многие заключенные просят дать им Библию, молитвословы, своими силами строят часовни, пишут иконы, мастерят церковную утварь.

Кто им поможет, кто утешит, ободрит, кто наставит их на путь истинный, если не православный пастырь? А мы часто равнодушно проходим мимо этой проблемы, отталкивая тем самым людей от Церкви, оставляя их на произвол темных сил: “Господи, когда мы видели Тебя… в темнице, и не послужили Тебе” (Мф. 25. 40).

Памятуя об этом, Епархиальный совет по Нашему указанию принял решение о назначении на данное служение священнослужителей со всех благочиний города Москвы поочередно.

Остро стоит проблема с бездомными, беженцами, бесприютными детьми. Часто это люди, обиженные обществом, безработные, выброшенные или ушедшие из семьи, люди одинокие, которые чувствуют себя никому не нужными, изгоями. И неужели этим несчастным людям ждать милосердных самарян, а наши левиты и священники пройдут мимо них? Не будем забывать, что Сам Господь наш Иисус Христос не имел на земле пристанища, “где приклонить голову” (Мф. 8. 20). Не будем забывать и слов Апостолов: “Ревнуйте о странноприимстве” (Рим. 12. 13), “страннолюбия не забывайте” (Евр. 13. 2), “будьте страннолюбивы друг ко другу” (1 Пет. 4. 9). Принять под свой церковный кров, обогреть, накормить, одеть – наша первейшая христианская обязанность. Там, где есть хотя бы малейшая материальная возможность, надо строить – пусть небольшие – странноприимные дома, приюты. На Руси это исстари считалось богоугодным, святым делом, на которое не жалели ни сил, ни денег. А мы, нынешнее поколение христиан, спросим себя: “Много ли среди нас Анастасий Узорешительниц, Зотиков Сиропитателей, Сампсонов Странноприимцев, Филаретов и Иоаннов Милостивых?

Несколько лучше обстоят дела с медицинской патронажной помощью, с духовным окормлением домов престарелых, посещением больных, с частной приходской помощью малоимущим. Во многих храмах этому уделяют внимание, назначены ответственные лица по уходу за больными, престарелыми прихожанами. Среди прихожан, родителей учащихся церковно-приходских воскресных школ есть врачи, люди со средним медицинским образованием – фельдшеры, медсестры, – которые бескорыстно и своевременно оказывают профессиональную медицинскую помощь заболевшим прихожанам. Но и этого огромного поля человеческих страданий и переживаний нашей заботой и попечением охвачена лишь очень небольшая часть: “жатвы много, а делателей мало. Молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою” (Мф. 9. 37-38).

Трудиться на данном поприще для христианина почетно, хотя при должном отношении трудностей здесь очень много. Недостаток средств, отсутствие помещений, незнание утраченных традиций, неумение из-за разобщенности реализовывать социальные проекты на межприходском и епархиальном уровне, отсутствие воспитанных в духе милосердия прихожан, – эти и другие причины делают нелегким служение любви.

Но если в этом направлении на приходе или в монастыре не делается ничего, этого оправдать нельзя. Состав комиссии по церковной социальной деятельности значительно расширен, в нее введены представители от каждого благочиния. Надеюсь, что среди вас найдется много делателей на этой ниве. Государство сейчас открыто к сотрудничеству в этой сфере. Социальные проблемы умножились, и мы убеждены, что большинство из них может быть успешно решено с помощью Церкви. В Москве всего около 300 социальных и медицинских учреждений, в том числе 128 больниц, 27 детских домов, 22 дома ребенка, 118 центров социального обслуживания. Руководство большинства из них пока готово к сотрудничеству с Русской Православной Церковью. Мы говорим “пока”, потому что во все эти учреждения стремятся попасть представители других конфессий и сектанты. Если мы будем медлить, они займут наше место.

Поэтому жизненно необходимым видится в самое ближайшее время:

- завершить создание информационной карты о социальной деятельности в Москве;

- наладить координацию социального служения на уровне благочиний;

- собрать расширенное заседание участников церковной социальной деятельности для определения объема той помощи, которую Церковь сможет оказать государственным социальным и медицинским учреждениям и нуждающимся людям;

- сформировать подкомиссии по следующим направлениям социальной деятельности с привлечением активных мирян:

1) по служению больным и инвалидам;

2) по работе с детьми, оставшимися без попечения родителей;

3) по работе с бездомными беженцами и переселенцами;

4) по работе с заключенными;

5) по работе с наркоманами и страдающими алкоголизмом;

6) по служению нуждающимся и престарелым,

7) по оказанию помощи ушедшим на покой священнослужителям и семьям почивших священнослужителей.

Итак, многие труды предстоят нам во всех сферах общественной жизни для свидетельства и словом и делом о своем христианском уповании и вере. Взаимным служением верующих тем даром, который каждый получил от Бога, созидается Полнота Церковная. Среди даров Божиих нет первых и последних, хотя они и различны, но все равны по достоинству, ибо все должны быть проникнуты единым духом любви и милосердия. “Дары различны, но Дух один и тот же” (1 Кор. 12. 4).

Как в гражданском обществе избранные должностные лица должны исполнять волю избирателей, так и в Церкви мы должны исполнять святую волю избравшего и поставившего нас Святого Духа. Но нередко мы видим не только уклонение от порученного нам Святой Церковью дела, но встречаемся с лукавой подменой служения Святому Духу служением самому себе, часто прикрытой фарисейской словесной атрибутикой и внешней благопристойностью. Допущенное в душу греховное, эгоистическое, миролюбное, суетное начало часто берет верх и порабощает себе все мысли, чувства и желания. Тогда постепенно жизнь теряет религиозные и нравственные ориентиры и устои. Человек попадает в неволю самоугождению, самоутверждению, гордыне и тщеславию. Богоданная свобода превращается в бесовскую вседозволенность и произвол. Личное мнение становится выше общецерковного, входит в противоречие со святыми традициями. Меняется сам образ жизни. Молитвы, подвиг жертвенного служения заменяются мирскими развлечениями, исполнение церковных правил становится тягостным. Вот как говорит об этом праведный старец Паисий Святогорец: “Под властью диавола находится тот, кто порабощен суетой. Сердце, плененное суетным миром, удерживает душу в состоянии неразвивающемся, а ум – в помрачении. И тогда человек только кажется человеком, по сути же он является духовным недоноском. Величайший враг нашей души, враг больший, чем даже диавол, – это мирской дух. Он сладко увлекает нас и навеки оставляет с горечью. Тогда как если бы мы увидели самого диавола, то нас бы охватил ужас, мы вынуждены были бы прибегнуть к Богу. В нашу эпоху в мир вошло много мирского, много духа мира сего. Это “мирское” разрушит мир. Приняв в себя мир сей, став изнутри “мирскими”, люди изгнали из себя Христа” (Старец Паисий Святогорец “Слова”, т. I, “С болью и любовью о современном человеке”, М., 2002, стр. 65-66).

Прислушаемся к мудрым словам блаженного старца.

Признаком приближения конца света является оскудение любви. XX век был страшен своим немилосердием. И сегодня мы видим, как умножается зло вокруг нас: теракты, насилие, ложь, коррупция, плотская нечистота, культ денег, злоба и себялюбие. В этом мраке греха особенно важно свидетельство о любви Божией, свидетельство делами любви.

Один афонский старец недавно сказал, что мир устал от слов. Сейчас нужны не слова, а дела, свидетельствующие о вере, в том числе дела милосердия. Эти дела должны стать проповедью без слов, проповедью более убедительной и действенной.

Призывая всех вас к делам милосердия, хочу напомнить забытую пословицу: “Не бойся сильного грозы, а бойся убогого слезы”.

 

О монашестве

Много проблем остается в монастырях. С горечью приходится констатировать, что не все насельники, особенно центральных монастырей, пришли в монастырь по призванию.

Некоторые из постригаемых принимают монашество, имея совершенно искренние намерения, но, не имея крепкого духовного стержня, потом духовно опускаются; другие же, особенно в мужских обителях, увы, сразу в своем воображении видят себя кандидатами в архиереи. Время в ожидании этого идет томительно медленно. Человек уже прожил в монастыре лет десять, примерно столько же простоял у Престола, и архиерейское облачение уже сшито, и речь на наречение, возможно, уже составлена, но каждое очередное заседание Священного Синода не приносит ему желанного решения. И эта жизненная драма чаще всего находит свое разрешение сначала в непослушании, самочинии, самоволии, потом в пьянстве, иногда даже в уходе из монастыря, в религиозной и нравственной деградации.

Иногда разрешение этой драмы бывает другим: такой монах назначается на какую-то руководящую должность – либо секретарем архиерея, либо руководителем монастырского учреждения. Тогда стремление к архиерейству компенсируется полученной властью. Человек, приносивший обеты смирения, терпения, любви, все это забывает. Мантия (которая чаще всего уже давно висит в шкафу), в норме покрывающая все тело монаха, в том числе руки и ноги, оставляющая только голову обращенной к небу; клобук, покрывающий голову (голова как бы покрыта пеплом в знак личного недостоинства), – все это превращается в давно наскучившую повседневность.

Монах превращается в тирана, местного божка, без благословения которого никто не имеет права сделать ни одного шага под угрозой всех вместе взятых анафем, запрещений, увольнений. Перед ним все должны трепетать. Не пройдя сам путь монашеского делания, он считает своим правом и долгом всех “смирять”, не понимая, что смирение воспитывается только личным примером. Всячески изображается архиерейская солидность и имитируются внешние манеры, а выходит простое барство, высокомерие в общении и, конечно же, полное презрение к нижестоящим. Если такой монах ведет прием посетителей, то, как правило, принимает только тех, кого желает принять, выделяя для приема всего по несколько часов в неделю. И хотя мы имеем нужду в архиереях, таких кандидатов рассматривать мы не намерены. Для сравнения скажу, что в Патриархии три архиерея каждодневно ведут прием, хотя у них для встреч с посетителями имеются три приемных дня в неделю, когда всякий пришедший может без предварительной записи попасть к ним на прием.

 

О приходской жизни

Общаясь с простыми верующими людьми, порой поражаешься их неведению в церковной жизни Москвы и общецерковной жизни. Многим неведомы наши викарные епископы, неведомо современное церковное устройство, тем более, что до их сведения не доводятся те проблемы, которых мы касаемся на каждом Епархиальном собрании. В результате эти проблемы продолжают иметь место в храмах: та же грубость, то же невнимание к приходящим в храм, то же обирательство, то же непризнание всех церковных авторитетов. Именно это понудило нас в прошедшем году к полной замене руководства ряда московских приходов.

Доска объявлений каждого прихода должна информировать прихожан о внутренней жизни Церкви и прихода. Настоятель с амвона, а также на приходских собраниях должен извещать прихожан о происходящих значимых событиях в стольном граде, в Церкви.

Оставляет желать лучшего вопрос взаимодействия между приходами. В ряде приходов и обителей, зачастую находящихся в десятках метров друг от друга, царит обстановка напряженности, настороженности, а порой и нескрываемой враждебности. В результате проблемы и ошибки одного прихода повторяются в других, хотя при добрососедских отношениях их могло бы не быть.

Настоятели возрождающихся и вновь строящихся храмов, вовлеченные в решение восстановительных работ, зачастую забывают, что приоритетом все же является их душепопечительская деятельность о пастве, а затем решение всех других вопросов, сообразно со словами Господа и Спасителя нашего: “Ищите же прежде Царства Божия и правды Его” (Мф. 6. 33).

Хочется вновь напомнить и рядовым священникам о необходимости более активно участвовать в жизни прихода, помогать настоятелю в заботах о храме, проявлять больше такта и душевного тепла по отношению к работникам храма и к прихожанам, а не быть только требоисполнителями и не бежать по своим личным делам сразу по окончании службы.

В ряде храмов по-прежнему отсутствует дежурный священник. Выборочная проверка показала минимальное количество храмов, где священник был доступен для верующих. В остальных храмах он либо вообще отсутствовал, либо находился в комнате отдыха духовенства. В результате на все вопросы верующих пояснения давали уборщицы храма, сторожа, в лучшем случае продавцы за свечными ящиками. На вопрос, где дежурный священник, отвечали: “Заболел”, “На требе”, “Очень устал, отдыхает”. В годовых же отчетах своему правящему епископу без тени сомнения рапортуют, что в храме всегда имеется дежурный священник.

В некоторых приходах не проводятся катехизаторские беседы со взрослыми, даже перед совершением Таинств. Таинство Крещения взрослых нередко совершается совместно с младенцами, что создает обстановку хаоса и торопливости. Несмотря на наши многократные предупреждения о крещении взрослых в баптистериях, в ряде храмов взрослых продолжают крестить в детских купелях. Отцам благочинным по получении годовых отчетов следует проверить, сколько в каждом из приходов их благочиния крещено за год взрослых и имеется ли в храме баптистерий.

Нередко в храмах отсутствует не только баптистерий, но и духовно-просветительская литература, которая является необходимой частью той проповеди, которую обязана вести Церковь. Это тоже в определенной степени миссионерское служение.

В последнее время весьма часто с целью привлечения большего количества прихожан ту или иную икону объявляют мироточивой, чудотворной, и вокруг этого понимается нездоровый шум. Когда это были единичные случаи, народ на них активно реагировал, теперь, когда это приобретает массовый характер, реакция меньше. Но, тем не менее, эти иконы возят из одного храма в другой, не ставя при этом правящего епископа города в известность. Имеют место случаи, когда настоятели приходов и обителей ведут переговоры с представителями других Православных Церквей или епархий с целью привезения святынь в храмы и обители нашего стольного града, опять же не извещая Нас.

С чувством особого огорчения и скорби обращаются к Нам простые верующие люди по поводу ценников, вывешиваемых в ряде храмов на совершение Святых Таинств и треб, а также об отказах в их совершении за минимальную плату (для малоимущих). Хотелось бы напомнить, что даже в то время, когда Церковь находилась под контролем специально созданных государственных структур, администрация храмов не позволяла себе назначать цены за совершение Таинств и треб. Излишне говорить о неканоничности данных деяний и о том, скольких людей через это теряла и теряет наша Церковь.

Продолжаются нарекания на то, что в ряде храмов и обителей при подаче записок на поминовение за Божественной литургией, молебном, панихидой ограничивают количество имен. Благочинным округов надлежит проверять подобные жалобы и выяснять, кто является инициатором этого введения – приходской совет или настоятель и к кому надлежит принимать меры.

Самыми частыми являются жалобы на поборы в храмах. Помимо платы за церковный ящик требуют дополнительной платы священники, диаконы, певцы, чтецы, звонари. И неудивительно, что люди, которых оберут в храме, в дальнейшем стороной обходят любой православный храм.

В ряде храмов, где прихожан записывают на требы за неделю или даже за две недели, порой бывает так, что прихожане ждут целый день, зачастую отпросившись с работы, и не могут дождаться не только прихода священника, но даже телефонного звонка от него с извещением о невозможности прийти. Конечно, и сами требные священники должны больше думать о прихожанах, но если не думают они, то настоятели храмов обязаны организовать подобное общение с прихожанами, чтобы не возникало обид и нареканий.

Некоторые священники отказывают в освящении жилища, если его хозяин часто не причащается. При этом они не считаются ни с какими обстоятельствами, в том числе с тем, что есть другие члены семейства, порой глубоко верующие люди.

Также нередки жалобы на священнослужителей по поводу приносимого на канун. Многие священнослужители ошибочно считают, что все приносимое на канун – их собственность. Приносимое на канун предназначено для трапезы в храме, в первую очередь людям, которые трудятся безвозмездно в храме, посильно помогают в его уборке, а также малоимущим.

Много огорчений доставляет прихожанам произвольное изменение расписания богослужений. Иногда богослужение начинается на полчаса раньше или позже. В одном из незакрывавшихся храмов без основательных к тому причин была отменена ранняя Литургия в воскресные дни, которая всегда совершалась даже в годы лихолетья. Иногда отменяют богослужения в будние дни, и никто за это даже не извиняется перед прихожанами.

При посещении Нами храмов нередко бросается в глаза то, что ухоженность и чистота храма бывает гораздо большей, чем чистота алтаря. Видимо, прихожанки – жены-мироносицы храма – вкладывают в это больше души, чем служители алтаря, которые, чтобы меньше утруждать себя наведением чистоты на святом Престоле и Жертвеннике, нередко их поверхность покрывают клеенкой или стеклом, что удобно для письменного стола в кабинете, но неуместно в алтаре.

Серьезную озабоченность вызывает состояние и хранение икон, церковной утвари и облачений в храмах. За ними нет должного наблюдения, вследствие этого иконы, утварь и облачения приходят в плачевное состояние.

Не везде есть надлежащие описи имущества храма. В результате при кражах в храмах очень трудно дать работникам следственных органов должное описание украденного, если ранее оно не производилось райисполкомом – в те времена, когда требовались подробное описание и фотофиксация.

Реставрационные работы часто выполняются неспециалистами. В Свято-Тихоновском Богословском институте готовят и реставраторов и ризничих; желательно, чтобы наши храмы ввели в свой штат такие должности.

В ряде приходов отсутствуют приходские библиотеки и ничего не делается для их организации. Мало уделяется внимания элементарным удобствам прихожан, в том числе санитарно-гигиеническим.

 

Об имущественно-правовых отношениях в приходах

Обращаю внимание всех участников собрания на исполнение государственных законоположений с учетом перемен, происшедших в российском законодательстве в истекшем году.

В России начал действовать новый Трудовой кодекс, в котором отдельная глава предусматривает особенности регулирования труда работников религиозных организаций, а значит, и всех канонических подразделений Церкви. Со всеми работниками должны быть заключены трудовые договоры в письменной форме, с каждым отдельно. С работниками, которым доверены денежные средства и материальные ценности, дополнительно к трудовому договору в обязательном порядке заключается договор о полной материальной ответственности. С членами приходского совета трудовые договоры заключаются на срок их избрания с последующим продлением при повторном избрании в состав приходского совета.

Со священнослужителями и насельниками монастырей трудовые договоры не заключаются. Положение священнослужителей Церкви определяется каноническими установлениями церковных организаций. Не оформляются трудовые договоры на тех лиц, которые добровольно, без оплаты, в порядке пожертвования своим трудом помогают приходу, подворью, монастырю. Желательно иметь об этом письменное заявление.

За священнослужителей уплачиваются установленные законом налоги, включая единый социальный налог: пенсионный, социального и медицинского страхования, что дает право с возрастом на получение священниками государственной пенсии.

Согласно Трудовому кодексу, религиозная организация как работодатель вправе заключать трудовой договор с работником на определенный срок, вводить в договор дополнительные условия прекращения договора, то есть увольнения, и учитывать в договоре обстоятельства, предусмотренные внутренними установлениями церковной организации. Примерный текст трудового договора разослан Управлением делами Московской Патриархии.

Приняты Земельный кодекс и Закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения. К сожалению, в них не учтены в должной мере права религиозных организаций на землевладение, в частности, это относится к Русской Православной Церкви с ее историческими традициями пользования землей, успешного возделывания земельных участков, использования продукции сельского хозяйства в благотворительных целях. Законами установлено, что впредь земельные участки будут предоставляться в аренду, то есть в платное пользование, или выкупаться (в собственность).

Надо исходить из того, что земельные участки, прилегающие к зданиям храмов, а также участки, на которых расположены монастырские комплексы, полученные в пользование до введения Земельного кодекса в действие, не переоформляются на право аренды, но могут быть получены в собственность безвозмездно, то есть без выкупа, но при условии, что церковное здание оформлено в собственность прихода или монастыря.

По Земельному кодексу не подлежат возврату земельные участки, национализированные до 1 января 1991 года, но полагаем, что обращения об их передаче Церкви по установленным правилам вполне правомерны.

Имущественно-земельные отношения приходов с государством требуют в настоящее время особого внимания и проведения анализа состояния документации с целью определения всех нюансов современных требований. Бывают случаи, когда договоры по имущественным вопросам с государством не зарегистрированы, что означает их недействительность и опасность создания сложных отношений с государством. К числу таких следует отнести многие часовни, не оформившие с государством земельно-имущественные отношения.

Еще одно новшество в Российском законодательстве – это Федеральный закон “О государственной регистрации юридических лиц”. По этому закону значительно усложняются правила регистрации религиозных организаций. Новый порядок сохраняет обращение за регистрацией в органы юстиции. В свою очередь, пакет документов направляется в налоговые органы для включения религиозной организации в Единый государственный реестр юридических лиц, после чего органом юстиции выдается свидетельство о государственной регистрации с указанием номера в ведомственном реестре и в Едином государственном реестре.

Во исполнение названного закона церковные организации, зарегистрированные до 1 июля 2002 года, обязаны были представить в налоговые органы по месту своего нахождения сведения о своем юридическом лице по форме, установленной Правительством. Соответствующие указания Управления делами по этому поводу были направлены всем приходам, подворьям и монастырям. Тем, кто по каким-то причина не отправили указанного сообщения, следует незамедлительно это сделать. Документы о государственной регистрации в органах юстиции, полученные до 1 июля 2002 года, сохраняют свое действие и не требуют переоформления.

Прошу настоятелей приходов озаботиться соблюдением устава и закона и в каждом приходе иметь список учредителей из числа членов приходского собрания в количестве не менее десяти совершеннолетних граждан Российской Федерации, проживающих в Москве или Московской области с указанием их паспортных данных.

Принятие новых законов в стране обязывает настоятелей и членов приходских советов внимательно следить за нововведениями в юридической, экономической и налоговой сферах, затрагивающими, иногда весьма существенно, отдельные стороны жизни храма, хотя бы в тех скромных объемах, которые предлагает журнал “Приход”, и максимально правильно вести всю финансовую деятельность как за церковным ящиком в храме, так и весь бухгалтерский учет в целом.

В конце года предстоят выборы депутатов Государственной Думы. В связи с этим необходимо помнить, что в соответствии с законом религиозные организации – все канонические подразделения Церкви – не могут входить в избирательные блоки и комиссии, участвовать в предвыборной агитации, в сборе подписей. Запрещаются пожертвования религиозных организаций в избирательные фонды партий и блоков. Священнослужителям по закону запрещается вести предвыборную агитацию, распространять какие-либо агитационные материалы при служении, совершении обрядов и церемоний. Все это относится также к учреждениям и благотворительным фондам, созданным церковными организациями. (Федеральный закон от 20.12.2002).

* * *

Возрождение храмов и обителей является несомненным чудом нашего времени, но главное, чтобы не только засияли купола обновленных храмов и начались в них богослужения, но чтобы произошло перерождение в душах людей, чтобы они смогли взглянуть на свою жизнь, на вещи, обесцененные временем, и понять, что то, чего не может дать человеку мир, в полноте дает Церковь, возводя душу в особое, светлое и радостное состояние, соединяя ее в Таинствах с Богом. Каждый храм, каждая обитель – это попытка создать на земле особый, высший и благодатный град, где царили бы добро и любовь и где не было бы места злу. И наша главная обязанность – созидать этот благодатный град.

Мы благодарим архипастырей, отцов наместников, настоятелей и настоятельниц ставропигиальных монастырей, настоятелей и священнослужителей стольного града, членов приходских советов за их многотрудное служение Церкви в столь непростое для нее время. Истинное служение Церкви никогда не было легким, оно всегда было связано с крестоношением. И об этом напоминает нам грядущая Крестопоклонная неделя Великого поста.

Призываем на всех вас Божие благословение и желаем, чтобы Господь даровал всем нам в эти спасительные дни Великого поста силу искреннего глубокого покаяния, очищающего и просветляющего душу, даровал благодать, врачующую телесные и душевные недуги, даровал нам благое произволение к молитве и духовному подвигу.

“Благодать и мир вам да умножится в познании Бога и Христа Иисуса, Господа нашего. Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия.., то вы, прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь. Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без успеха и плода в познании Господа нашего Иисуса Христа” (2 Пет. 1-2, 3, 5-8).

http://www.mospat.ru/archive/nr304114.htm