Нельзя больше замыкаться внутри церковной ограды, необходимо выходить на общественную проповедь (2007 г.)

Газета "Известия" №55 (27339) от 30.03.2007, № 056 (27340) 2.04.2007, № 057 (27341), 3.04.2007.

«Так хотелось бы всем помочь...»

— За окнами вашей резиденции — хмурая ранняя весна. Какие чувства у вас обычно вызывают слякоть, промозглый неуют в природе?

— Каждое время года несет в себе особое очарование. И череда времен года видится мне в свете Божия замысла о мире, устроенном очень мудро и слаженно. По слову пророка, «увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1:31).

— Понятно, что человека глубоко верующего в моменты неважного настроения, необъяснимой тревоги выручает молитва. Но, возможно, у вас есть какие-то запасные житейские «палочки-выручалочки», к которым спасительно прибегаете в качестве «земного довеска»?

— Вы правы — в трудные моменты ничто так не помогает, как молитва. Верующему человеку она доставляет подлинное утешение, дает прочувствовать и осознать: ты не один, что бы с тобой ни случилось. «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:20), — говорит Господь Иисус Христос. Однако, к сожалению, не все приучены к молитве. Современному человеку порой привычнее в трудные минуты прибегнуть к чтению книг, к слушанию умиротворяющей музыки или просто взяться за какое-нибудь домашнее дело. Здесь, пожалуй, не стоит искать рецепты на все случаи жизни.

— Будучи чрезвычайно загруженным, вы вряд ли в течение дня имеете возможность предаваться раздумьям о собственной жизни. Но ночью (а мы знаем с ваших слов: вас нередко мучает бессонница и «разные тяжкие проблемы крутятся в голове, словно долгоиграющая пластинка») что видится самым неодолимым в вашей внешне витальной судьбе?

— Нехватка времени, о которой вы уже сказали. Так хотелось бы всем помочь, всех посетить, со всеми обстоятельно побеседовать без обычной спешки... Ведь вокруг так много интересных людей и тех, кто нуждается в помощи, в участии, в ободряющем, утешающем слове.

— А что вы расцениваете как свою наиболее яркую победу?

— Вся моя жизнь целиком связана с жизнью Церкви, поэтому все мои раздумья, успехи и неудачи невозможно представить в отрыве от нее. Последние годы Русская Православная Церковь активно возрождается. Восстанавливаются храмы и монастыри, порушенные в годы безбожного лихолетья, строятся новые дома Божии, открываются духовные школы, издаются книги, газеты, журналы, ведется широкое социальное служение. Мне отрадно, что духовное возрождение нашего народа совершается на моих глазах и что я, как Предстоятель Церкви, вношу посильную лепту в это возрождение. Победу Церкви я переживаю и как свою личную. Однако многое еще предстоит сделать. Встречающиеся на пути трудности, а порой даже неудачи и есть предмет моих забот и раздумий.

— «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» — этот религиозный постулат, осуждающий честолюбие, самоуверенность и уж тем более всяческий карьеризм, несколько противоречит современным светским установкам на напор, амбициозность, агрессивность, как стало принято добавлять, «в хорошем смысле слова». А ведь нынче все больше молодых успешных людей называют себя верующими. Как им сопрячь столь разные установки, избежать сумбура в голове и душе?

— Неверно считать, что православная духовность — это препятствие для развития экономики. Вспомним историю наших монастырей. Они были не только обителями молитвы и учености, но также хозяйственными центрами. В годы неурожаев, войн и потрясений они служили прибежищем для десятков тысяч людей, потерявших кров и средства.

Молитва в Православии всегда сопрягалась с трудом. А леность, бездеятельность считались пороками, которые делают душу беззащитной перед диаволом. Каждый человек призван к труду, но должен опасаться излишней самоуверенности, упования лишь на самого себя. Предосудительны не деловая активность и не желание подняться по социальной лестнице, а безудержная жажда власти, стремление к успеху любой ценой. Действительный успех и счастье приходят именно тогда, когда мы работаем честно, причем не только ради себя, но и ради ближнего, ради Родины.

— Православная мораль весьма скептически относится к богатству. Известное библейское изречение о том, что легче верблюду пролезть сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царство Небесное, априори предполагает определенную неправедность любых больших состояний. Но, с другой стороны, строя рыночные отношения, государство ориентирует своих граждан на предприимчивость, деловую хватку, поощряет занятия бизнесом и, в конечном счете, процветание, материальное благополучие, зажиточность. Так кто Церкви угодней: «вписавшиеся» или «не вписавшиеся» в сегодняшнюю российскую жизнь?

— Слова Господа Иисуса, которые вы упомянули, осуждают не богатство как таковое, но стяжание богатства ради богатства. Такой путь ведет личность в тупик. Богатство — это не благословение и не наказание. Это, прежде всего, испытание и ответственность. Нам нужно научиться видеть в материальных благах не только средство извлечения выгоды, но и возможность послужить добру, справедливости. Непривязанность к деньгам и вещам делает человека внутренне свободным. При этом рыночные отношения, предполагающие конкуренцию, не должны распространяться на всю жизнь общества.

— Ваше отношение к отечественному списку «Форбса»?

— Некоторых из людей, там упомянутых, я знаю. Среди них есть очень достойные предприниматели, которые заботятся о России. Есть и те, общаться с кем мне непросто. Так что присутствие в этом списке, на мой взгляд, — это не доблесть и не повод для осуждения. В любой среде есть люди разные. А суд — за Господом.

«Нельзя больше замыкаться внутри церковной ограды»

— В последнее время появилась особая разновидность священников, чье поведение кажется совершенно нестандартным, не органичным для служителей культа. Скажем, в Ярославле с успехом прошел фестиваль бардовской песни среди священнослужителей. Или другой пример: диакон Андрей Кураев дружит с рокерами, выступает на их концертах. Архиепископ Львовский и Галицкий Августин вообще «экстремал»: сидит за штурвалом истребителя, прыгает с парашютом, любит рассказать анекдот... У вас не вызывает отторжения такое «отступление от традиций»? Не хочется призвать некоторых экстравагантных пастырей быть благочинней?

— Сегодня молодежь подвергается многим влияниям, в том числе чуждым нашей вере и культуре. И в этих условиях многие ждут от Церкви действенного миссионерства. Нельзя больше замыкаться внутри церковной ограды, необходимо выходить на общественную проповедь. Отмеченные вами «странности» связаны с поиском нового языка, доступного и понятного молодежи и вообще современному человеку. Поиск, как всегда, сопряжен с ошибками и трудностями. Однако это не должно смущать нас. Апостол Павел в Послании к евреям говорит: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9:22). Но нужно избегать крайностей, способных смутить верующих.

— Какие изменения в молодой поросли священников происходят, по вашему наблюдению? Надо ли человеку, облеченному саном, что называется, поспевать за временем, соответствовать ему? Или Церковь — это та сфера, где консерватизма много не бывает?

— В 90-е годы нам потребовалось очень много приходских священников. Однако подготовить их в одночасье было невозможно. Приходилось рукополагать неофитов, не имеющих духовного образования. И это, я считаю, было неизбежно в то время, потому что иначе приходы не начали бы жить. Но были и отрицательные последствия, например младостарчество, поспешная раздача авторитарных духовных советов. Но в целом новое поколение молодых священников вселяет в меня надежду. Среди них очень много активных, талантливых, ревностных людей, полностью отдающих себя служению и пасомым.

Церковь следует вечной и неизменной истине, которую нам дал вечный и неизменный Бог. Но в то же время Церковь открыта для творчества, ведь в ней совершается преображение ветхого человека. В церковной истории были случаи, как чрезмерного консерватизма, так и безудержного обновленчества. И то, и другое несло расколы и разделения. Нужно идти «царским», срединным путем, чтобы, с одной стороны, не привести к маргинализации Церкви в современном мире, чего так хотели большевики, а с другой — не поработить ее преходящему и изменчивому духу «века сего».

— Раз уж мы ненароком коснулись анекдотов. Несколько лет назад один из нас в качестве редактора собирался напечатать приведенный в авторской заметке анекдот. Речь шла о том, что некий митрополит, учившийся со Сталиным в духовной семинарии, попросил вождя о встрече. Тот согласился, а у митрополита начались мучительные сомнения. Одеться в цивильное платье? Но это значило бы унизить свой сан. Прийти в рясе к главному кремлевскому атеисту? Это могло быть истолковано как дерзкий вызов. После бессонной ночи митрополит появился в Кремле в обычной одежде. Сталин удовлетворенно усмехнулся и ткнул пальцем вверх: «Его не боишься? Меня боишься!». Издатель газеты, бывший комсомольский работник, попросил снять заметку из номера со словами: «Не ссорьте меня с Патриархом». Трудно представить, Ваше Святейшество, что вы обиделись бы на невинную байку, выставляющую священника не самым храбрым человеком. Как вообще вы реагируете на анекдоты, где фигурируют представители Церкви?

— Если они добрые, не оскорбительные, не кощунственные — отношусь нормально. Конечно, и священники, и иерархи могут ошибаться, проявлять слабости. Но одно дело — говорить о конкретном человеке, и совсем другое — представлять некий собирательный образ. Думаю, что подобные истории должны хоть как-то соответствовать реальности. Достоверно известно лишь об одной встрече Сталина с иерархами Церкви, и они, конечно, были в рясах. Ни один иерарх не пошел бы к главе государства в светской одежде. Кстати, история сохранила остроумный ответ митрополита Сергия, будущего Патриарха, данный им в 1943 году на встрече со Сталиным. Речь зашла об открытии духовных школ, так как Церкви не хватало священнослужителей. «А почему нет кадров?», — спросил вождь. «По разным причинам, — ответил митрополит, — одна из которых такая: мы готовим священника, а он становится маршалом Советского Союза». Имелось в виду семинарское прошлое Сталина. Такой ответ разрядил атмосферу беседы, результатом которой стало некоторое оживление церковной жизни в СССР.

—Вы, наверное, знаете много забавных сюжетов, так?

— В церковной среде имеют хождение рассказы из жизни духовенства. Вот одно из таких «преданий». Однажды сельский священник приехал по делам в Москву. Утомившись с дороги, он зашел в столовую, оплатил обед, но забыл про столовые приборы. Пришлось оставить еду на столе... Возвратившись, он видит такую картину: на его месте сидит незнакомец и невозмутимо кушает его щи. Что делать? Прогнать наглеца было бы не по-христиански. И батюшка, являя образец смирения, берет чистую тарелку, отливает себе половину щей, аналогичным образом поступает со вторым и компотом. Но вот трапеза подошла к концу, и незваный гость, не поблагодарив батюшку за оказанную любезность, уходит восвояси. Батюшка тоже направляется к выходу, но вдруг слышит за спиной грозный окрик: «Гражданин!». Он оборачивается и видит, что перст сотрудницы общепита указывает на стол в другом зале, на котором остывает, никем не тронутый, батюшкин обед. Кто же был этот безвестный подвижник, который безропотно позволил священнику разделить с ним незатейливую трапезу? Об этом история умалчивает.

— Вы смешливый человек? Что способно вас развеселить, развлечь?

— Ценю тактичный юмор, который основан на мудрости и доброй иронии. Думаю, что вовремя и к месту сказанная шутка способна внести лепту в борьбу с грехом.

Древний патерик сохранил пример из жизни святого Антония Великого. Некий охотник соблазнился, увидев, как подвижник шутил с братией. Тогда преподобный Антоний велел ему натянуть тетиву лука. Тот послушался. «Натяни еще», — велел старец. Он снова сделал так, как его просили. «Еще сильнее», — продолжал святой. «Но тогда лук переломится», — взмолился охотник. «Так и братия, если не давать некоторого послабления, скоро впадет в грех», — отвечал авва Антоний.

«Одиночество — далеко не бесполезная вещь»

— В религиозном лидере по определению должна быть харизма. Однако она нереальна без жизнелюбия — ведь ригористичный человек наводит на окружающих только уныние. Вы можете сказать, что, несмотря на тяжкие труды и печали Патриаршего служения, находите удовольствие в разных проявлениях жизни? Вам нравится плавать в бассейне, заниматься на велотренажере, пить по утрам ароматный кофе?

— Господь помогает в несении Патриаршего креста. Вспоминается рассказ об откровении, данном одному человеку. Он увидел свой жизненный путь, почти на всем протяжении которого отпечатались две пары следов — будто кто-то все время шел рядом. Однако в самые тяжелые периоды жизни вторые следы исчезали.

— Кто же это, кто шел рядом со мной? — вопросил путник.
— Это Господь, Он всегда был рядом! — такой был ответ.
— Но почему же, когда мне было особенно невыносимо, я оставался один?
— Ты был не один, просто Я нес тебя на руках.

Конечно, у каждого своя мера сил, отпущенных Господом. И зачастую минута-другая покоя, отдыха, общения с природой способна вернуть бодрость духа, хорошее настроение. Я стараюсь находить время для прогулки, для неторопливого общения. На занятия спортом, правда, сейчас времени не хватает.

Нередко смена деятельности позволяет по-новому взглянуть на те или иные проблемы, найти подходящее решение сложного вопроса. А иногда такие моменты позволяют лучше «познать себя», как говорили святые отцы.

— Года два назад в разговоре с нами вы посетовали, что, хотя врачи рекомендовали больше ходить, и с тех пор у вас на поясе закреплен шагомер, норму никак не выполняете. Стали ли вы с тех пор более дисциплинированны?

— Не могу этим похвалиться. Жесткий график все-таки ограничивает время для прогулок. Но стараюсь использовать любую возможность.

— Что предпочитаете делать вечерами? Вы любите побыть дома один?

— Одиночество — далеко не бесполезная вещь, особенно для монаха. Но такие минуты выдаются не слишком часто, и вечера у меня короткие. Люблю наблюдать природу. Положительно отношусь к чтению, классической музыке. Да и размышления о жизни, о прошлом мне совсем не чужды. Что вы хотите? Все-таки возраст...

— Ваши сотрудники готовят вам ежедневную подборку наиболее важных публикаций СМИ? Остается время самому полистать газеты, посмотреть новости по телевизору?

— Стараюсь быть в курсе последних событий. Сейчас для этого есть богатые возможности. С помощью интернета можно в любое время узнать новости, оперативно найти нужную информацию. Я сам обращение с компьютером пока не освоил, но выручают помощники, которые составляют различные подборки.

Не отказываюсь от телевизионных новостей, читаю газеты, среди которых хочется отметить и «Известия», где за последние годы стало гораздо больше правдивых, грамотных, доброжелательных материалов о жизни Церкви.

«Покушений на меня, по счастью, не было»

— Вы много летаете, ездите по стране и миру. Между тем до Вас Патриархи, в основном, были затворниками. Вы легки на подъем? Вам не надо себя пересиливать, превозмогать, отправляясь в путь?

— То, что до меня Патриархи редко покидали столицу, было обусловлено ограничениями советского периода. Но когда открылась возможность посещать епархии, не использовать ее было бы преступлением.

Никогда не забуду, как встречали меня люди в начале девяностых. Приезд Патриарха был для них выдающимся событием. Конечно же, и сегодня Патриаршие визиты — это особенное явление в епархиальной жизни, но тогда посещение отдаленных епархий Предстоятелем Церкви воспринималось многими как чудо.

Помимо радости и утешения, которое я нахожу в молитвенном общении с паствой разных епархий, есть еще один момент. Иногда отношения региональных властей и епархиальных Преосвященных не складываются. Приезд Патриарха нередко помогает разрешить проблемы.

Немало епархий нашей Церкви находится в странах ближнего и дальнего зарубежья. Во время визитов в эти государства стараюсь поддержать паству, исполнить традиционное для Предстоятеля Церкви миротворческое служение.

— При взлете и посадке читаете какую-нибудь молитву? Какую?

— Начиная путь, осеняю себя крестным знамением, испрашиваю у Господа благословение на дорогу. А приземляясь — благодарю Бога.

Апостол Павел призывал христиан к непрестанной молитве (1 Фес. 5.17), подразумевая не только непосредственное обращение к Богу, но и всегдашнее памятование о Нем, о Его присутствии в нашей жизни. Постоянная молитва помогает превозмогать жизненные тяготы, делает более совершенной радость, скрашивает беду. Поэтому стараюсь следовать апостольской заповеди.

— Кто-то из американских астронавтов вспоминал, что в космосе видел нечто необъяснимое, глубоко потрясшее его. Некоторые комментаторы предполагали, что то была, возможно, близость к Богу. Вы допускаете хоть малейшую вероятность чего-либо подобного?

— «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5.8), — говорится в Евангелии. Каждый человек может искренней молитвой приблизиться к Творцу, и тогда Он приближается к нам (Иак. 4.8). В Священном Писании есть замечательные слова о том, что Господь «недалеко от каждого из нас: ибо мы Им живем и движемся и существуем» (Деян. 17. 27-28).

Однако, и об этом говорили святые, есть опасное состояние духовной прелести, при котором человек высоко думает о себе, считает себя достойным лицезреть Божественные тайны. В таком состоянии можно оступиться, принять ложное за истинное. Чтобы этого не произошло, необходимо смирение, осознание своего недостоинства, ибо, повторю, «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4.6).

— Верно, что до драматических событий 1993 года у вас не было телохранителей? И появились они по настоянию Лужкова? Что за люди сегодня день и ночь рядом с вами? Доводилось ли убеждаться в их профессионализме?

— Это очень воспитанные, ответственные люди. Глядя на них, понимаешь, что не все так плохо с нашей молодежью. Покушений на меня, по счастью, не было, но иногда нужно удержать толпу, причем сделать это тактично, аккуратно, чтобы никто не пострадал и не обиделся. Это, насколько вижу, удается.

— Не в том же ли 1993-м, после того как вы выразили готовность участвовать в переговорах в Свято-Даниловом монастыре, у вас в переделкинской резиденции появилась правительственная связь? С кем сегодня доводится говорить по «вертушке», стоящей в домашнем кабинете?

— Связь также была и раньше — в Патриархии. А говорить приходится, естественно, с «сильными мира сего». Они ведь тоже люди, точно так же, как и все мы, имеют духовные потребности. Бремя власти, особенно в нашей огромной стране, — оно не из легких. Не все власть имущие выдерживают громадное напряжение, колоссальную ответственность. Вообще идущие во власть должны быть очень сильными людьми, способными противостоять всевозможным соблазнам.

У Гончарова есть роман «Обыкновенная история», в котором показано, как молодой человек, жаждущий правды, соприкоснулся с жизненными «реалиями» и утратил совесть, превратился в банального карьериста. Говорят, что власть меняет людей. Мое мнение — все зависит от самого человека, который может противостоять греху. Конечно, не без помощи Божией.

«Будем и мы учиться любить грешника и ненавидеть грех»

— Есть недостатки и недостатки. Являясь человеком толерантным, к каким качествам людей вы не снисходительны?

— Долг пастыря — принимать исповедь у кающихся. Если человек осознает свой грех, раскаивается и обещает не повторять его в будущем, — долг священника простить, хотя может быть наложена епитимия. А ведь грехи бывают разной степени тяжести. Так вот, исповедь учит терпению и смирению. Допустим, человек раскаивается, сожалеет о проступке, а священник или епископ, принимающий исповедь, думает: и у меня есть этот грех... И тоже мысленно начинает каяться перед Господом, ибо нет человека без греха. Но, как говорил святой праведный Иоанн Кронштадтский, никогда нельзя отождествлять грех и грешника, потому что грех есть не сущность человеческая, но лишь болезнь, недуг, помрачение образа Божия, живущего в каждом человеке, даже самом грешном. Будем и мы учиться любить грешника и ненавидеть грех.

— Говорят, Вас никто и никогда не видел в гневе. Вы умело контролируете эмоции или благодушны, не вспыльчивы по складу характера?

— Как раз не могу сказать о себе, что не вспыльчив. Вас это удивляет? Патриаршее служение — совершенно особое. С одной стороны, ясно видишь свою немощь, а с другой — не перестаешь удивляться: откуда берутся силы? Видимо, это Господь покрывает мою немощь, дабы не было препятствий в деле Божием.

— Ваше Святейшество, знаем, Вы способны на язвительность. Как—то во время Вашего доклада на епархиальном собрании в Храме Христа Спасителя то в одном, то в другом ряду зала беспрестанно звонили мобильники. Вы не стали читать нравоучения, требовать отключить сотовые. Просто едко заметили: «Вас что, президент может вызвать?» С тех пор в Вашем присутствии мобильные молчат. Вы всегда предпочитаете насмешливость скучным нотациям, разносам? Это более эффективно?

— Считаю, что не должно быть грубости в отношениях между людьми. Согласитесь, малопривлекательное зрелище являет собой начальник, когда начинает стучать кулаком по столу, унижая подчиненных. «Слово ваше да будет всегда с благодатию, приправлено солью, дабы вы знали, как отвечать каждому» (Кол. 4.6).

— Патриарх Московский и всея Руси при всей специфике работы (точнее, службы), говоря современным языком, управленец высшего звена. Если хотите, топ-менеджер. Не зря в конце 90—х вас даже признали «лучшим руководителем года». То есть Анатолий Чубайс, «лучший менеджер всех времен и народов», в тот год «отдыхал»?

— Церковь — не коммерческая организация, а Патриарх — не председатель совета директоров. Хотя соглашусь, что работа с людьми, документами, решение различных вопросов — все это внешне имеет много общего и у представителей бизнеса или власти, и у церковных иерархов и пастырей.

В былые времена говорили: кадры решают все. Ну, все или нет, мы не знаем, но по крайней мере — очень многое. Ведь каждому даны Господом таланты. Кому-то больше, кому-то меньше: «каждому по его силе» (Мф. 25.15). Нынче приходской священник должен сочетать в себе многие таланты: быть и пастырем, и завхозом, и прорабом, разбираться в юридических и финансовых вопросах, уметь находить общий язык с людьми разного возраста, социального положения и менталитета.

Приходы, в свою очередь, объединяются в епархии. Каждая епархия управляется архиереем. Патриарх — лишь первый среди епископов, но в силу этого положения он, вместе со Священным Синодом, имеет попечение обо всей Поместной Церкви. Присвоенные же мне почетные титулы я с благодарностью принимаю как признание заслуг Русской Православной Церкви, ее иерархов, духовенства, мирян.

— У Вас хорошая интуиция? Мы привыкли употреблять это понятие в обычном, обиходном контексте. Но что такое «интуиция» с точки зрения церковного иерарха? Почему одним людям она дана, а другие глухи к внутреннему или скорее — внешнему голосу?

— Апостолы Христовы были неучеными людьми, но это не помешало им благовествовать миру о Христе. Среди почитаемых Церковью святых есть люди, которые практически не имели образования, но созерцали таинственные глубины Божии (1 Кор. 2.10). Если понимать под интуицией непосредственное познание Истины, которая есть Христос (Ин. 14.6), то это — Божие откровение, Божий дар.

В сердце каждого человека звучит голос совести, научающий нас добру. Важно не заглушить его страстями, малодушием и отрицанием, всегда стремясь исполнить волю Божию.

— Человеку верующему, думается, легче принять житейские скорби, болезни, напасти. Будучи королем или нищим, он покорен воле Божией, уповает на милость Господа. Атеист в этом смысле не может себя утешать, что рядом есть Некто, Который не оставит его. Но как поверить в Бога тому, кто страстно хочет этого, пытается, но не может, ибо его сознание обросло многолетними атеистическими клише, словно затонувший корабль ракушками и тиной?

— Да, иногда прийти к вере мешают небылицы, усвоенные со школьной скамьи, и предрассудки, укоренившиеся под воздействием безбожной пропаганды. Ныне, к счастью, времена изменились. Но и сейчас принять Христа многим не дают греховные страсти. А они бывают разными: то человек живет богато и не хочет ни с кем делиться, то скован жаждой удовольствий, то считает себя «мерой всех вещей», то подвержен алкоголизму, наркомании, другим порокам.

У каждого свой путь к Богу. Господь знает сердце и мысли любого из нас, и если мы всем существом взыщем Его, то Он не оставит нас без Своего водительства.

 

— Папа Римский Бенедикт ХVI, посетивший Освенцим, воскликнул, выйдя за ворота бывшего концлагеря: «Где был Господь, когда в этом месте уничтожали полтора миллиона человек? И почему Он оставался безмолвным?» Это что — маленький эмоциональный бунт? И раз уж сам Папа Римский впал, «как в ересь, в неслыханную простоту», не будем святее его и зададим свой «крамольный» вопрос: почему на долю порядочных, светлых людей часто выпадают ужасные страдания, а злобные, низкие грешники тем временем живут вполне безмятежно и счастливо? Бытует мнение, что Господь испытывает тех, кого любит. Но зачем? Еще говорят: «Бог правду видит, да не скоро скажет». А это чем объяснить? В любом случае, кто-то следит за справедливостью? Или на земле так задача не ставится?

— Бог не сотворил зла. И мы не должны Ему зло приписывать. «Все, что Он создал... хорошо весьма» (Быт. 1. 31). Зло — это следствие неправильного употребления нашей богоданной свободы. Сотворив человека, Господь заповедал не есть плодов от древа познания добра и зла, сказав: «Ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2. 17). Однако люди преступили заповедь Творца. Познав зло, человек оказался не в силах противостоять ему без помощи Божией, которую он добровольно отринул.

Господь мог бы искоренить зло, отняв у человека свободу, но Он не желает этого. Впрочем, Бог непрестанно направляет злых людей к добру через Свое слово, через проповедь Церкви. Наконец, Крест и Воскресение Сына Божия приносят нам избавление от греха и смерти (Рим. 8. 2), если только мы добровольно следуем за Христом.

Творец выше справедливости — Он милосерден. Отец Небесный любит каждого из нас и «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2. 4). Счастье и безмятежность грешника — обман, а лишения и скорби праведных ни в какое сравнение не идут с муками богооставленности.

— Снова о Бенедикте XVI. С прежним главой Католической Церкви Иоанном Павлом II у вас так и не состоялась встреча, хотя в 1997 году была даже назначена конкретная дата. За десять дней до нее Ватикан вычеркнул из проекта согласованных документов два принципиальных пункта, касающихся прозелитизма и конфликта между греко-католиками и православными на Западной Украине. Теперь все чаще пишут, что с корректным немцем Ратцингером Вы «не прочь переговорить с глазу на глаз». Более того, предполагают, что встреча произойдет в Москве и чуть ли не в этом году. Насколько это вероятно?

— Действительно, в 1997 году была запланирована моя встреча с Папой Римским Иоанном Павлом II в городе Граце в Австрии. Предполагалось подписать совместный документ, куда, в частности, мы планировали включить положения, осуждающие прозелитизм и отрицающие униатство как путь к объединению Церквей. Неожиданный отказ католической стороны от этих пунктов сделал встречу бессмысленной, так как наше совместное появление перед телекамерами лишь для того, чтобы произнести пару вежливых фраз, никак не способствовало бы реальному улучшению ситуации.

Тем не менее, я не потерял надежду на то, что отношения между нашими Церквами все-таки станут лучше. Положительно воспринимаю заявления Папы Бенедикта XVI о стремлении к развитию отношений с Православной Церковью, которые он неоднократно делал после избрания на Римскую кафедру.

У православных и католиков общая позиция по многим вопросам современности. Мы можем и должны совместно говорить миру о христианских ценностях. Но прежде нужно разрешить стоящие между нами проблемы. Это, надеюсь, откроет путь ко встрече Предстоятелей двух Церквей.

— Ваше Святейшество! Вы принадлежите к старинному дворянскому роду. Имя одного из ваших предков — графа Федора Васильевича Ридигера, генерала, героя Отечественной войны 1812 года — было высечено на скрижалях Храма Христа Спасителя, взорванного после революции. Славное имя восстановлено вместе с храмом. Как Вы полагаете, рваная рана, нанесенная России большевиками, способна полностью затянуться? Или истребление дворянства, священников, людей, составлявших цвет нации, нет-нет да и сказывается в неких признаках вырождения? Не думаете, что все эти ксенофобы, скинхеды, со злобой нападающие на кавказцев, негров, евреев, таджиков якобы во имя чистоты русской нации и православной веры, есть прямые потомки тех, кто разрушал Храм Христа Спасителя, сбрасывал кресты с деревенских церквей?

— Давно замечено: разрушать легче, нежели созидать. Слава Богу, наш народ все лучше видит, что нельзя построить светлое будущее на горе и страданиях невинных людей, коверкая их судьбы и перешагивая через их жизни. Но, знаете, это относится не только к советскому прошлому. Давайте посмотрим вокруг: как мы живем? Если мы на правильном пути, то почему рядом с нами, на нашей богатой ресурсами и людьми земле так много несчастных, отверженных, нищих? Ведь это позор для нации — то, что старики, отдавшие молодость и здоровье Родине, доживают свой век, роясь в помойках!

Церковь неоднократно возвышала голос, призывая к покаянию, понимая под этим прежде всего исправление жизни, борьбу с грехом. Если каждый из нас на своем месте в меру сил будет поступать как христианин, как нравственный и совестливый человек, то зло потеряет опору, будет посрамлено. И тогда возродится Святая Русь.

На нашей земле никогда прежде не было этнических войн и межрелигиозной вражды. Убежден: мы и сегодня не должны терять добрых традиций гостеприимства, свойственных русскому и прочим народам нашей страны. Впрочем, и гости не вправе грубо навязывать нам свои представления и культурные нормы. Они обязаны соблюдать правила поведения, принятые у нас.

Да, во многих местах сегодня есть экономические и социальные проблемы, в том числе связанные с миграцией. Но никакие проблемы нельзя решить погромами — это только нанесет удар по нашей стране, сделает ее уязвимой перед теми, кто не желает больше видеть ее на карте мира как сильную и единую державу. Власть сегодня призвана не на словах, а на деле снять всю ту боль, которую испытывают коренные жители страны из-за унижений и несправедливости.

— Православная и Католическая Церкви дружно осудили фильм «Код да Винчи». Что ж, иерархи вправе оберегать чувства верующих, если считают их неделикатно задетыми. Другое удивляет: прокуратура Самарской области направила в областной кинопрокат письмо с предупреждением, что показ фильма «Код да Винчи» недопустим, и пригрозила кинотеатрам за непослушание штрафом. Что Вы скажете о таком религиозном рвении чиновников светского государства? Может быть, в Самаре что-то перепутали в датах и решили, что Православная Церковь, как до 1917 года, находится в ведении обер-прокурора?

— А вы считаете, это правильно, когда влиятельное меньшинство навязывает свои представления большинству, лишенному права голоса? Между прочим, у нас в России, по результатам опросов, большинство граждан называют себя православными.

Власти светского государства призваны защищать интересы и убеждения живущих в нем людей. И если религиозные чувства оскорбляются, то граждане вправе рассчитывать на соответствующие действия власти. Я, кстати, не имею в виду фильм «Код да Винчи» — там грубых оскорблений нет, но есть подмена христианства языческим культом плоти, и нам, православным, наверное, должны были дать возможность в том же объеме и на тех же площадках сказать о пустоте и обманчивости этого культа.

Свобода совести не должна превращаться в свободу от совести. Но, к сожалению, у некоторых людей сформировался именно такой стереотип светского государства. Им представляется, что власть должна всячески оберегать и даже поддерживать разные маргинальные группировки. История, да и современность ярко отвергают пользу подобных экспериментов.
Твердо убежден: ради мира в обществе, ради лучшего будущего нам надо найти в себе силы плыть против течения, в котором вольготно себя чувствуют немногие, но очень влиятельные «акулы» пера, эфира и «экспертного сообщества». Да, это очень непросто, но это единственный путь, достойный христианина.

— Несколько лет назад переделкинская резиденция была кардинально реконструирована. Вы перебрались в новое здание и, как всякий новосел, с энтузиазмом взялись за его обустройство. В чем в доме проявляется Ваш личный вкус? Какая комната непроизвольно стала самой любимой и обжитой?

— Ну, еще на этапе проектирования учитывались мои пожелания. Важно, чтобы все было «под рукой»: библиотека, кабинет и келлия с выходом на балкон.

Какая комната самая любимая? Даже и не знаю. Больше времени провожу в келлии, так как обычно целый день меня не бывает дома. В кабинете работаю с бумагами, иногда здесь же принимаю посетителей. Случается побродить по территории — правда, не так часто, как хотелось бы.

— В углу Вашего домашнего кабинета установлен современный музыкальный центр. Похоже, музыка для вас не только отдых, но и необходимый фон при работе с бумагами, документами? Вы предпочитаете духовные произведения? Или что-то по-светски ритмичное?

— Классику. Но вообще слушаю музыку по настроению. Не брезгую и современными композициями: надо знать, что слушает молодежь, а то так недолго и отстать от жизни.

— Президент Путин так ценит своего лабрадора Кони, что допускает его на важные встречи, в том числе с главами государств. А кто-нибудь из ваших любимцев — мопс Кеша, пекинес Пушок или подаренный детьми Беслана карликовый пудель Туся — пользуется аналогичной привилегией?

— Надо будет подумать об этом (мягко улыбается). Ведь присутствие животных снижает напряженность, создает более неформальную, по-домашнему уютную обстановку.

— Какая книга, кроме, естественно, Библии, лежит сегодня у Вашего изголовья?

— Мое служение почти не оставляет времени на встречи с книгой. Читаю Слово Божие, обращаюсь к творениям святых, перечитываю русскую классику. Знаете, в прошлом и позапрошлом веке люди были несколько мягче, добрее. Ритм современной жизни не лучшим образом сказывается на отношениях. Но мы должны стремиться делать добро, привносить в жизнь то светлое, что имеем сами, ибо «блаженнее давать, нежели принимать» (Деян. 20. 35).

http://www.patriarchia.ru/db/text/221999.html

http://www.patriarchia.ru/db/text/223988.html

http://www.patriarchia.ru/db/text/224014.html