1999

  • Интервью газете "Татьянин День".

    Вопросы Святейшему Патриарху Алексию II задавали Владислав ТОМАЧИНСКИЙ и Александр ЕГОРЦЕВ

    Источник: газета Татьянин День (ТД№ 29, 1999)

    Ваше Святейшество, порой молодые люди считают, что Церковь отстала от жизни, не хочет идти в ногу со временем. Что бы Вы могли ответить на это?

    Я совершенно не согласен с такой постановкой вопроса, которая, по существу, была весьма характерной для атеизированных представителей естествознания прошлого века. Тогда открытия в этой области, олицетворявшей собой науку того времени, безапелляционно противопоставлялись всем основам христианского вероучения, и, прежде всего, церковному пониманию бытия Божия, происхождения мира и человека. Мы хорошо помним огульные обвинения в адрес Церкви при советской власти – в «серости», «мракобесии», во «вражде к науке».

    О какой несовместимости науки и религии может идти речь на сегодняшний день? Наконец, и в России происходит активный и плодотворный диалог с ведущими представителями науки, ширятся контакты с Московским государственным университетом. В последнее время учреждена представительная Юбилейная комиссия по подготовке к празднованию 2000-летия Рождества Христова, куда вошли, наряду со священноначалием Русской Православной Церкви, президент Российской Академии наук, президент Российской Академии образования, ректор Московского государственного университета и многие другие. Нам предстоит совместно провести целый комплекс богословских, научных и культурных акций, посвященных осмыслению значения христианства в двухтысячелетней истории человечества.

  • Интервью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II газете «НГ-Религии», опубликованое 24 февраля 1999 года.

    Интервью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II было дано в его резиденции в Чистом переулке. И началось как бы еще до первого официального вопроса. Когда мы с Его Святейшеством садились за рабочий стол, я обратился к нему и сказал, что редакция «НГ» благодарит Его Святейшество, который по нашему мнению является одним из самых заметных российских политиков, за согласие дать интервью. Патриарх ответил: «Не считаю себя политиком. Широкое значение этого слова, к сожалению, скомпрометировано политиканством. Кроме того, под этим чаще всего понимается узко специализированная политическая деятельность, либо партийная или чисто государственно-административная деятельность. А все это – не церковное дело».

    – Ваше Святейшество, расскажите о ваших предках, об истории и традициях Вашего рода?

    – У меня никогда не хватало времени заниматься своим родословным древом, потому что всегда, особенно последние сорок лет епископского служения, я был загружен максимально. Один из моих предков был генералом-героем Отечественной войны 1812 года, и его портрет висит в Эрмитаже среди портретов других видных участников этой кампании – это Петр Васильевич Ридигер. По линии отца последние поколения все были выпускниками училища правоведения. Дедушка был судьей в Санкт-Петербурге, отец учился также в училище правоведения, но не окончил его из-за революции, и был вынужден вместе со своими родителями, братьями и сестрой эмигрировать в Эстонию. В 1926-м отец высказал пожелание стать священником, но представилась ему эта возможность только в 1938 г., когда в Таллине открылись богословско-пастырские курсы, которые он и закончил в 1940 г. После этого он начал свое двухгодичное диаконское служение ( в храме святителя Николая в Таллине-Копли, где настоятелем был свящ. Александр Киселев, у которого я прислуживал). Через два года отец был рукоположен в священники и до конца своих дней служил в таллинской Рождества Богородицы Казанской церкви. Мать моя уроженка Эстонии – из рода Писаревых. Я единственный сын. У нас была очень дружная семья, которую объединяли не только узы родства, но и узы сердечной и душевной дружбы. Мама переживала за мужа-священника и за судьбу сына. Всемерно помогала нам нести наше пастырское служение.

  • "Московские новости" №2 (94)  8 января 1999 г.

    На анкету «Московский новостей» отвечает Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

    Страхи XXI века

    Есть немало тенденций, позволяющих предсказать появление новых страхов — не только основанных на иллюзиях, но и вполне оправданных. Так, например, нынешнее развитие мировой экономики все более приводит к тому, что тяжелый труд сотен миллионов людей в странах «второго» и «третьего мира» обрекается на неэффективность, а грандиозная прибыль, извлекаемая посредством финансовых спекуляций, стремительно обогащает население мира «первого».

    Другая опасность, также совершенно реальная, возникает в случае безответственного вмешательства человека в собственную природу. Клонирование, различные способы манипуляции генетическим кодом и сознанием, перспектива появления существ, в которых человеческая природа сочеталась бы с техногенной, могут сильнейшим образом не только расколоть общество, но и привести к необратимым повреждениям наследственности и вырождению человечности в человеке и самого человечества.

  • Газета "Комсомольская правда" от 17.02.1999 года.

    Накануне своего 70-летия Первоиерарх размышляет о роли церкви в современном российском обществе.

    - Ваше Первосвятительское служение совпало с возрождением духовной жизни. Оглядываясь на восемь с половиной лет Вашего Патриаршества, что Вы, Ваше Святейшество, можете сказать об особенностях этого процесса сегодня?

          - К нынешнему возрождению - второму Крещению Руси - мое поколение священнослужителей готовилось всю жизнь. Сегодня, оглядываясь на прошедшие десятилетия, вспоминаешь, как много мы молились о том, чтобы Господь избавил Отчизну от безбожия, как ревностно совершали свое служение в сложнейших условиях ради грядущего воскрешения веры в народе. Бог, по милости Своей, услышал молитвы и не оставил напрасными труды. Разве не чудо, что в стране, где семьдесят лет насаждался тотальный атеизм, ныне возрождены сотни монастырей и тысячи храмов, дети и взрослые с радостью изучают Закон Божий, есть церковные школы, больницы, дома призрения, издается множество богословских книг, православных газет и журналов?

          И хотел бы надеяться, что церковный ренессанс только начинается.